Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Category:

Вилен Люлечник, "ПЕРСИДСКАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА"

Персия-Иран до революции и после неё всегда вызывал повышенный интерес у российского руководства. Не случайно, что и сейчас взаимоотношения между двумя странами весьма своеобразны. Чтобы понять их, необходимо обратиться к истории русско-персидских отношений. Не всем, например, известно, что в 1920 году была провозглашена Персидская Советская республика.
Введённые в научный оборот В.Л. Генисом рассекреченные документы в работе «Большевики в Гиляне: провозглашение Персидской советской республики», дают представление о событиях того времени. Они же помогут понять истоки последующей политики России по отношению к Ирану, да и к Турции тоже.
О чем же поведал нам Владимир Леонидович Генис и некоторые другие авторы?

СОЗДАТЬ КРАСНЫЙ ИРАН

Весной 1920 года деникинская Каспийская флотилия была уведена в охранявшийся британскими войсками персидский порт Энзели. Командующий Волжско-Каспийской флотилией красных Ф. Раскольников испросил у центра разрешения на захват уведённых кораблей. Это было сопряжено с вторжением на территорию независимого государства Персия.
Троцкий в соответствующей директиве дал согласие на проведение подобной акции, являвшейся в сущности нарушением международного права. Общее руководство было возложено на Раскольникова. Флотом, используемым для проведения операции, командовал И.К. Кажанов. 18 мая 1920 года вторжение было осуществлено, причём довольно значительными силами.

В то время на территории Ирана действовал Мирза Кучек, которого иногда называли «персидским Гарибальди». Возглавляемый им комитет, программа которого сводилась «к борьбе под знаком ислама, с иностранным влиянием в Персии», распространил свою власть не только на Гилян, но и на ряд других районов, в том числе на часть Персидского Азербайджана. Кучек издавал свою газету «Дженгель». Вооружённые силы повстанцев насчитывали более трех тысяч муджахидов. Так что нынешний режим в Иране вырос отнюдь не на пустом месте, а имеет глубокие исторические корни. Большевики же рассматривали дженгелийцев в качестве своих союзников в борьбе против англичан.

Естественно, что сразу же возник сооблазн советизировать захваченные большевиками территории. В. Генис в связи с этим приводит выдержки из доклада Раскольникова Троцкому и Ленину. Раскольников сообщал:
«Вначале мною было заявлено, что мы пришли только за своим военным имуществом и белогвардейским флотом, но вчера я передал губернатору заявление, что ввиду восторженного приема красных моряков местным населением и раздающихся с их стороны просьб о том, чтобы мы остались с ними и не отдавали их на растерзание англичан, красный флот останется в Энзели даже после того, как всё военное имущество будет вывезено.
Первый, второй и третий десантные отряды военных моряков переименованы в экспедиционный корпус и начальник отрядов товарищ Кажанов назначен командующим экспедитора. Прошу вашей санкции на формирование корпуса и утверждение Кажанова в качестве комкора…».

Далее Раскольников, сообщает Генис, просил разъяснений, развязаны ли у него руки для продвижения вглубь страны, «если в Персии произойдёт переворот и новое правительство призовёт нас на помощь».

Как видим, до боли знакомая тактика, которая затем была опробована во многих странах Европы и Азии в годы Второй мировой войны, а затем в Афганистане. У большевистского руководства начали появляться серьезные надежды на возможность советизации Ирана и провозглашения его республикой рабочих и крестьян. Об этом свидетельствуют документы, приведённые в работе цитируемого автора. Вот некоторые из них.
Серго Орджоникидзе, член Кавбюро ЦК и Реввоенсовета Кавказского фронта обещал Москве, что «Без особого труда можем взорвать весь Персидский Азербайджан… Моё мнение - с помощью Кучек-хана и персидских коммунистов провозгласить Советскую власть, занимать города за городами и выгнать англичан. Это произведёт колоссальное впечатление на весь Ближний Восток. Всё будет сделано с внешней стороны вполне прилично».

Напомним нашему читателю, что часть Азербайджана входила в состав Российской империи, затем, после краткого периода независимости, в СССР. Но ещё большая часть была в составе Персии - Ирана (Персидский или Иранский Азербайджан). Вот его всегда хотели присоединить к Азербайджану русскому-советскому. Однако советская сторона не спешила следовать рекомендациям Орджоникидзе. Она вела себя довольно осторожно, опасаясь обвинений в «красной интервенции». 25 мая вопрос о Персии обсуждался на Политбюро ЦК РКП(б). Там было решено оказать всестороннюю поддержку Кучек-хану и передать под его власть все захваченные территории, объявив при этом о нежелании советского руководства вмешиваться во внутренние дела Персии. Затем Генис приводит ещё один интереснейший документ - директива Троцкого Раскольникову.
В ней говорилось:
«1. Никакого военного вмешательства под русским флагом. Никаких экспедиционных корпусов. Всемерное подчеркивание нашего невмешательства… дабы не вызвать подозрений в стремлении к захвату.
2. Оказать всемерное содействие Кучек-хану и вообще освободительному движению в Персии оружием, инструкторами, добровольцами, деньгами и прочим, сдав Кучек-хану занимаемую нами ныне территорию.
Если для успеха дальнейшей борьбы Кучек-хану необходимо участие военных судов, то оставить таковые под флагом Азербайджанской республики и оказывать от её имени помощь Кучек-хану…
4. Тайно помочь поставить в Персии советскую агитацию и организацию».

(Ох, не лыком шит был Лев Давыдович! Его рекомендациям следовали все годы существования Советской власти, и нередко добивались успеха. А нам пытались доказать, что он был плохим дипломатом. Нет. Вождь революции знал чего хотел и умел добиваться желаемого.)

С одобрения советского командования в Энзели стали прибывать иранские коммунисты. Они неоднократно заявляли, что настал конец власть имущих в Персии и скоро коммунисты развернут борьбу «против класса буржуазии, которые достойны того, чтобы их убивали». Они же призывали начать экспроприацию богачей, а затем и мелких собственников.

Стало понятным, что в игру по-крупному вступил Коминтерн. В Иран был командирован от КавРОСТА (Российское Телеграфное Агентство, Кавказское отделение) М.С. Альтман, в качестве редактора газеты «Красный Иран». Затем последовало соглашение, что первый десант флотилии красных «уступая настоятельным просьбам тов. Мирзы Кучека, и кавдивизион военморов (был и такой! - В.Л.) вступил в Решт в качестве добровольцев, состоящих на персидской службе и получивших довольствие от персидского революционного правительства». Вот так появились первые советские «воины-интернационалисты». Обо всем этом было немедленно доложено Ленину и Троцкому. Вносилось предложение начать наступление на Тегеран.

Следует напомнить, что влияние России в те времена в Иране было значительным. На территории этой страны находилось много казачьих селений, проживало много русских. Правда, большая их часть не поддерживала советскую власть. Но расплата за это наступила позже, в 1941 году, в период оккупации Ирана Британией и Советским Союзом. Некоторые казаки были призваны даже в Красную Армию, хотя гражданами СССР юридически не являлись. Но это будет потом. А тогда закончилось тем, что Кучек-хан провозгласил «Персидскую Советскую Социалистическую Республику». В ночь с 4 на 5 июня было создано Временное республиканское правительство под председательством Кучека. Названо оно было привычно: СОВНАРКОМОМ!

В Москву в телеграмме сообщалось, что во главу угла своей деятельности правительство Кучека «кладёт осуществление социализма на основе принципов тов. Ленина… ввиду малоопытности в государственных делах … просят как наших указаний, так и содействия путем откомандирования на персидскую службу специалистов. В первую очередь нужны специалисты по вопросам советского строительства и подоходного налога». Так появилась вторая категория людей, направляемых за рубеж - так называемые военные и иные советники. Это были и госслужащие, и специалисты, и партработники. И одним из первых был небезызвестный Яков Блюмкин.

Все просьбы «революционного правительства» немедленно удовлетворялись. Некоторым разрешили «выход» из советского гражданства и переход на службу к персидскому правительству. Что Блюмкин и сделал. И избрали его «аж» секретарем Центрального Комитета Персидской Коммунистической партии, что впоследствии вызывало на разных мандатных комиссиях недоуменные вопросы. Одновременно был создан, по российскому примеру, Реввоенсовет Персии и началось создание Персидской Красной Армии. Как водится, всеми делами заправлял РВС. А делалось всё с санкции представителей российского советского правительства и роль Кучек-хана, как и других руководителей-персов, в этот период сводилась к нулю. Вся эта схема затем была опробована и применялась во всех странах т.н. «народной демократии». Правда, Китай сумел выскочить из объятий Москвы, а затем, много лет спустя, это сделали и другие государства.

А тогда Кажанов упорно продолжал формировать отряды Персидской Красной Армии и готовился к походу на Тегеран. Но население Ирана явно было «непролетарским», а сознание - не «коммунистическим». И мусульмане упорно не хотели поддерживать чужестранцев. Пришлось в конце концов советским специалистам вновь возвращать себе российское гражданство и уезжать домой. Но Советский Союз никогда не оставлял мысли «освободить» Иран.

Как отмечает Игорь Шафаревич в исследовании «Русский народ в битве цивилизаций», имеется ряд свидетельств о разработке планов вторжения советских войск в Иран и Афганистан во время Второй мировой войны:
- В феврале 1941 года в несколько раз были увеличены штаты редакций газет Среднеазиатского военного округа, выходивших на языках фарси, урду, афганском, английском и созданы редакции на языке пенджаби.
- Были массово изданы плакаты, изображавшие дехканина, благодарно обнимающего солдата Красной Армии, - в точности аналогичные плакатам, изданным в 1939 году при вступлении советских войск в Западную Украину и Белоруссию;
- на маневрах Среднеазиатского военного округа отрабатывалось освобождение народов близлежащих стран.
Все эти документы, сообщает академик Шафаревич, хранятся в Центральном архиве Министерства обороны России.

Приобретенный опыт и был использован в августе 1941 года, когда было принято решение ввести в Иран советские и английские войска, чтобы пресечь там деятельность гитлеровской агентуры и не допустить использования иранской территории в качестве плацдарма для вторжения гитлеровцев в южные районы СССР. Красная Армия к подобной операции была готова давно. Поэтому она и прошла так организовано. Немаловажное значение имело и использование магистралей, проходивших на территории Ирана, для поставок по ленд-лизу в Советский Союз. Ввод советских и британских войск был вполне закономерен. Но и в данном случае советское руководство пыталось использовать ситуацию для развития «революционного движения» в стране, особенно в Иранском Азербайджане, который, естественно, тяготел к формально независимому Азербайджану в составе Советского Союза.

Действительно, в советском Азербайджане условия для развития национальной культуры, науки, жизненный уровень населения был несравнимы с Азербайджаном Иранским. При всех пороках советского строя, Советский Азербайджан был значительно привлекательней. Ведь азербайджанцев Ирана не признавали самостоятельным этносом. А отсюда и тяга к своим соплеменникам за рубежом. Это ведь был и есть единый народ. В декабре 1941 года в Иранском Азербайджане начались демократические преобразования советского толка и была провозглашена автономия территории, что вызвало резко негативную реакцию со стороны западных союзников СССР. После вывода советских войск из Ирана в марте 1946 года, на территории Иранского Азербайджана ещё долго продолжалась гражданская война. Мятежников поддерживал Советский Союз. Закончилось тем, что иранское правительство ликвидировало автономию Иранского Азербайджана. Все это свидетельствует о том, что интерес к Ирану у России возник не вчера и сегодня. Впрочем, как и у некоторых других стран. Это явление исторически обусловленное.

НА ОЧЕРЕДИ - ТУРЦИЯ

Расположенная на южных рубежах России Турция тоже находилась в зоне повышенного интереса советского руководства. После победы Мустафы Кемаля-паши (Ататюрка - отца турок; в Туркмении - Туркмен-баши - отец туркмен) между Россией и Турцией были установлены нормальные отношения.
Мустафа Кемаль в письме к Ленину от 26 апреля 1920 года писал, что кемалисты «принимают на себя обязательство соединить всю… работу и все… операции (против Антанты) с российскими большевиками». Советское правительство в 1920-1922 г.г. оказывало всестороннюю поддержку туркам. Но этого, оказывается, было мало. Вынашивалась мысль о «советизации» Турции и передаче власти коммунистам.

Д. Колпакиди и Д. Прохоров в своём двухтомном исследовании под названием «Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки» ввели в научный оборот интереснейшие документы, свидетельствующие об этих устремлениях советского руководства. Прежде всего, для помощи турецким коммунистам были направлены эмиссары Разведупра и Коминтерна. Только в одном Трапезунде насчитывалось 200 агентов Разведывательного Управления Красной Армии. И ещё более разительный факт приводят упомянутые мною авторы. Оказывается, для реализации своих планов большевики были готовы использовать даже солдат и офицеров врангелевской армии.
22 апреля 1922 года наркоминдел Г. Чичерин писал в ЦК РКП(Б): «Коллегия НКИД решительно высказывается за принятие предложения тов. Е. (личность Е. авторами исследования не установлена. Мне кажется, что это мог быть опять Блюмкин! - В.Л.) относительно Константинополя. Она считает эти предложения заслуживающим вниманияи. При проведении этого плана следует, однако, действовать осторожно по дипломатическим соображениям. По словам тов. Е,. врангелевцы так резко настроены против Антанты, что они охотно возьмут Константинополь… После захвата ими Константинополя мы должны будем, по словам тов. Е., обратиться к ним в таком приблизительном смысле… у вас теперь открылись глаза, и мы рассчитываем, что вы больше не будете действовать во вред трудящимся России, мы предлагаем признать Советскую власть, ваши преступления забываются, и вам разрешается вернуться на родину. У нас должен быть наготове политический аппарат, чтобы в тот момент бросить его в Константинополь, причём ради большей осторожности переброски политработников могут происходить как будто самочинно, по их собственному желанию. Мы, таким образом, овладеем положением в Константинополе… После этого мы передадим Константинополь… рабочему элементу, который мы организуем и вооружим… Тов. Е. полагает, что в тот момент врангелевцы без труда займут Андрианополь и Салоники, там появятся наши комиссары, и едва держащиеся балканские правительства будут опрокинуты, что может иметь громадный политический эффект и дальше Балкан…».

Вот такие гигантские планы вынашивали большевики. Однако, как и в Иране, «Турецкий Октябрь» не состоялся. Ататюрк перехитрил большевиков. Прибывшие из РСФСР руководители турецкой компартии были уничтожены, а прокоммунистические организации разгромлены. Впрочем, советское руководство по этому поводу не особенно печалилось. Новые активисты компартии Турции были подготовлены вновь Коминтерном, а правительство советской России установило с Турцией вполне добропорядочные отношения. Хотя резидентура военной разведки там была создана мощной. И опять не последнюю роль вновь играл Блюмкин. Впрочем, попытка «прихватить» Турцию была не последней. Но это уже выходит за рамки статьи.
_____________________________________________
http://www.russian-globe.com/N70/Lulechnik.PersidskayaRespublikaIran.htm

Bonus:
Станислав Тарасов, "Как большевики строили Единую тюркскую федерацию"
- http://hojja-nusreddin.livejournal.com/2409511.html
Голливуд, "Reds" (1981, o Джоне Риде) - http://hojja-nusreddin.livejournal.com/2404430.html
Tags: азербайджан, англия, афганистан, иран, история, россия, совок, турция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments