Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Categories:

Тарас МИНИН, "Гомеристы снова спорят"

Homer
Об истории создания «Илиады» и «Одиссеи» — двух великих эпопей, положивших начало европейской литературе, исследователи творчества Гомера спорят с конца XVIII в. Вновь «скрестить шпаги» их заставил австрийский писатель Рауль Шротт, лауреат самой солидной литературной награды Германии — премии им. Йозефа Брейтбаха.

В новой книге «Родина Гомера. Борьба за Трою и ее реальная подоплека» популярный литератор и известный переводчик высказывает предположение, что великий древнегреческий поэт был в какой-то степени плагиатором.


Логику рассуждений автор исследования, появившийся на свет в Бразилии, живший в Северной Африке, Италии и Швейцарии, строит на знании множества языков и культур. Об этом его качестве свидетельствует, в частности, изданный в Вене сборник «Изобретение поэзии: стихи первых четырех тысячелетий» — грандиозная антология произведений шумерских, античных, древнееврейских, арабских и итальянских авторов, а также ирландских монахов в переводе составителя.

Сегодня благодаря открытиям XIX и XX ст. нам известно многое о древних культурах и поэзии Ближнего Востока, констатирует Рауль Шротт. Можно, к примеру, утверждать, что Гильгамеш, легендарный царь шумерского города Урука (Месопотамия), жил на 1000 лет раньше Гомера, тем не менее его приключения очень похожи на то, что довелось пережить героям гомеровских поэм:
- Согласно шумерским мифам, Гильгамеш вступает в борьбу с царем Киша — "Агой" (Ага-мемнон?), пожелавшим поработить жителей Урука. Они отказываются покориться, и
- Ага, прибывший с войском на ладьях, берет город в осаду, но
- терпит поражение.
- После славной победы Гильгамеш вместе с другом Энкиду отправляется странствовать (как Одиссей) — искать бессмертие.
- Смерть друга заставляет шумерского правителя переоценить ценности: он понимает, что жизнь не может продолжаться вечно.

Центральное место в «Илиаде» Гомера, как и в шумерских мифах, занимает война — поход греков (ахейцев, данайцев и аргивян) под предводительством македонского царя Агамемнона против Трои (Илиоса, отсюда и название поэмы) и ее союзников.
Обидевшись на царя, его отважный воин Ахилл отказывается участвовать в войне. И возвращается на поле боя лишь тогда, когда его друг Патрокл принимает смерть от руки Гектора, старшего сына троянского царя Приама. Примирившись с Агамемноном, Ахилл убивает Гектора. Его сердце переполняет жажда мести, он готов глумиться над бездыханным телом. Но в греческий стан является сломленный горем царь Трои, и Ахилл отдает ему убитого сына. В этот момент недавние враги, совсем как Гильгамеш, вынуждены переоценить ценности: перед лицом смерти они смотрят друг на друга без ненависти, в их глазах только боль. «Одиссея» посвящена странствиям, которые так любил Гильгамеш.

Таких параллелей множество, констатирует Рауль Шротт. Вряд ли можно считать случайным совпадением, к примеру, то обстоятельство, что обоим — и Гильгамешу, и Ахиллу является умерший друг и сообщает, что происходит в загробном мире. Гомер прочитал о Гильгамеше на ассирийских клинописных досках — вот в чем причина этих перепевов и вариаций, убежден литератор.


Сделав собственный перевод «Илиады», он установил, что Трою Гомер «списал» с крепости на юге Турции, которая сегодня известна как Каратепе («Черная гора»). В гомеровские времена ее называли Киликией.

Если верить исследователям, которые утверждают, что в середине VII ст. до н. э. Гомер служил в Ассирийском царстве писарем, можно предположить, что он был очевидцем драмы Киликии. Шротт в этом убежден: подробно изучив историю этой области, он нашел имена, которые упоминаются в поэмах поэта, ассирийские сообщения о войнах и захватах.


Картину дополняют найденный недалеко от Каратепе двуязычный документ, датированный 700 г. до н. э., и расшифрованные не без его помощи иероглифические письмена, которые оставили в Малой Азии покорившие ее в бронзовом веке индоевропейцы-хетты.

Из документов следует, что процветающие финикийские города Тир и Сидон способствовали бурному развитию международной торговли, а следовательно, алфавитное письмо, которым располагало их население, легко могли выучить чужеземцы. Опираясь на боеспособную армию, ассирийские цари стремительно завоевывали соседние страны. В середине IX ст. до н. э. царь Ассунацирбал достиг Средиземного моря. В 700 г. Ассирии подчинились Сирия, Палестина, Египет, остров Кипр и Киликия. Слова Ассунацирбала, приведенные в упомянутом манускрипте, свидетельствуют о том, что ассирийцы и дануниты слились в единый народ (идентичность данунитов данайцам Гомера является для Шротта неоспоримым фактом).

Реальность была не столь гармоничной. Каратепе в конечном счете был разрушен. В результате объединенного нападения вавилонян и иранских мидов в 612 году до н. э. ассирийская столица Ниневия была полностью уничтожена, а в 400-м греческого военачальника Ксенофона встретила лишь груда развалин. Но это было уже после Гомера.
________________________________
«Оснований для критики версии Рауля Шротта более чем достаточно», — убежден главный оппонент австрийца Вальтер Буркерт, профессор классической филологии Университета Цюриха (Швейцария).

Крепость Каратепе, рассуждает профессор на страницах WELT ONLINE, расположена почти в 45 км от моря. Если именно ее считать гомеровской Троей, то рядом должна быть гавань Тарс, где стояли греческие корабли. Между тем доказательств присутствия греков в Киликии времен Ассирийского царства не существует. Здесь нет даже греческой керамики. В VIII ст. она появляется южнее — в Сирии и Ливане. В противовес версии писателя ученый приводит и множество других фактов, но разобраться в них под силу лишь его коллегам. Удовлетворить любопытство они могут в интернете (http: //www.welt.de/).

Но как бы ни были увлекательны дискуссии по поводу реальности содержания «Илиады» и обстоятельств ее создания, установить истину трудно, потому что о жизни Гомера неизвестно почти ничего, а дошедшие до нас отрывочные «биографические» сведения часто похожи на легенду.

Версий множество: одни доказывают, что Гомер был слепым, другие, в частности Шротт, называют его евнухом, третьи утверждают, что поэта не было вообще, а «Илиада» и «Одиссея» — сборник произведений разных авторов. И каждый из исследователей знает, что никогда не встретит другого гомериста, с мнением которого можно было бы безоговорочно согласиться.

Истина где-то посередине. Но так ли важны детали? Ведь в любом случае имена критиков со временем забудутся. А Гомер в памяти человечества будет жить вечно.
_________________________________
http://www.2000.net.ua/f/54189
http://www.faz.net/s/Rub4521147CD87A4D9390DA8578416FA2EC/Doc~E1921659A77D44B2AB44EB3B6F7BBE1F5~ATpl~Ecommon~Scontent.html
http://www.pravda.ru/culture/cultural-history/seminars-symposia/257704-0/
http://www.pravda.ru/print/culture/literature/news/258509-homer-0
Tags: анатолия, гильгамеш, гомер, греция, европа, иран, история, литература, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments