Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Categories:

Питер Грейф, "ОЛЕНЬ И ЗМЕЯ, ПОРОЧНАЯ СВЯЗЬ", Часть 2

K Части 1: http://hojja-nusreddin.livejournal.com/1929718.html
_____________________________________________
3. ЖИВОТНЫЕ, ПОЕДАЮЩИЕ ЗМЕЙ

На Эбсторфской карте мира 1284 г. олень и змея изображены в Индии, стране чудес.
Однако во взаимоотношениях зверей произошла любопытная метаморфоза, порожденная легендами о необычайных размерах индийских змей. В надписи к рисунку поясняется: In India sunt serpentes tarn vasti, ut cervos devorent et ipsum oceanum transnatent 'В Индии змеи такие огромные, что они пожирают оленей и даже переплывают океан' 131.

В персидской космографии XIII века имеется два рассказа об олене и горном быке - пожирателях змеи. На самом деле, горный бык, о котором сообщается, что шкура у него рыжего цвета с белыми пятнами, а рога ежегодно обновляются, есть благородный олень. Следовательно, в обоих случаях говорится об одном и том же животном - олене. Обратим внимание, что змея обозначена как водное существо. Космография переносит действие сюжета в Египет и страну зинджей - области чудес, с точки зрения персидского автора. Исключительный интерес этих сведений заключается в том, что они демонстрируют естественную эволюцию сюжета, ознаменованную постепенной утратой внутренних связей. Перед нами некая литературная окаменелость, однако сохраняющая в части взаимоотношений оленя со змеей исходную мифологему.

"В Мисре есть змея, морда которой подобна человеческому лицу*. Если взгляд человека упадет на змею, змея тотчас подохнет**. Живет эта змея в колодцах и подземных каналах. В степи и горах [таких] змей нет. Олень извлекает змею из расщелины и съедает. Говорят, там, где сожгут рога оленя, змея покидает то место"

-- ("Чудеса мира". 64).

* Представление о существах со змеиным туловищем и человеческой головой характерно для индуистской (наги) и некоторых других мифологий. Перенос действия сюжета в Египет указывает на комбинированный характер сведений космографии.

** Это монструозное существо имеет глубинную связь с Горгоной, однако сюжет перевернут и лишен какого-либо смысла. Как может взгляд человека убить змею? Ср. с характеристикой царицы змей (василиском) в "Каноне" Ибн Сины:
"Когда над её норой пролетает птица, она падает, и [всякое] животное, едва почуяв ее, бежит, а если оно оказывается слишком близко, то цепенеет и не [может] двинуться; эта змея убивает своим свистом на расстоянии полета стрелы. Тот, на кого издали упадет её взор, умирает, и неправильно говорят, будто умирает тот, чей взор упадет на эту змею"

-- (Ибн Сина, "Канон", IV. 6. 3. 21).

"В стране зинджей водится горный бык рыжего цвета с белыми пятнами. Мясо его кислое, словно уксус. [Горный бык] является врагом змей. Сколько бы он ни встретил [змей], всех съест. На кончике его хвоста находится противоядие. Рога у него такие огромные, что он ежегодно их сбрасывает. Когда появляются новые, они бывают ещё больше"

-- ("Чудеса мира", 177).

Олень или горный бык извлекает змею из расщелины и съедает ее. Вариацией этой темы в византийской литературе является легенда о мифическом быке катоблепе, питающемся ядовитыми кореньями, что равнозначно поеданию змей.
Мануил Фил из Эфеса (1275-1345) в поэме "О свойствах животных" так характеризует катоблепа:
Зверь кормится корнями ядовитыми,
Которых больше ни одно животное
В рот не возьмет, а коль возьмет - отравится.
Избычившись и в землю взор уставивши,
Он распускает гриву и вздымает шерсть,
Как будто вепрь, свирепо ощетинившись.
И если рот его приоткрывается,
Из недр гортани мерзостный исходит дух,
Отравного зловония исполненный.
Тот, на кого повеет дуновением,
Лишится языка незамедлительно
И навзничь в корчах яростных повергнется"

-- 132.

Согласно античной традиции, олени убивают и поедают змей, выгоняя их из нор дыханием ноздрей. Об этом пишут Феофраст, Плиний, Элиан, Оппиан и другие авторы. Впрочем, не было недостатка и в критических мнениях.
Так, например, Лукреций не преминул отметить всеобщее заблуждение:
"Как быстроногий олень, по преданью, ноздрями своими
Может извлечь из норы ползучее, племя животных.
Правдоподобия нет никакого во всех этих баснях"

-- (Лукреций. О природе вещей. V. 765-767).

Неожиданный поворот темы представлен в поэме Лукана. Фессалийская ведьма готовит колдовскую смесь для временного оживления свежего трупа. Среди прочих ядов, называются мозги оленя, проглотившего змею. Восточные врачи, напротив, считали, что змеиный яд скапливается в хвосте оленя.

"Все, что природа вокруг на гибель и зло породила, Вместе мешает она. Собаки здесь бешеной пена, Рыси лесной требуха, позвоночник гиены свирепой, Здесь и оленьи мозги, змею проглотившего с кормом"

-- (Лукан. Фарсалия. VI. 670-674).

Рассмотренные выше сведения персидской космографии близки к исходной традиции, представленной у большинства античных писателей. Однако исключительная широта распространенности сюжета (с учетом китайских представлений о козлах лин, о чем см. ниже) не позволяет предположить прямое заимствование. Скорее всего, в космографии в популярном варианте представлен восточный текст медицинского или зоологического характера. Сведения ал-Бируни о горном козле или олене, поедающем змей, подтверждают это предположение. Ал-Бируни сообщает, что на кончике хвоста этого животного накапливается яд.
Согласно сообщению персидской космографии, на кончике хвоста горного быка из страны зинджей находится противоядие, что является, видимо, метаморфозой сведений ал-Бируни. Вероятнее всего, в каждом из перечисленных сюжетов речь идет об одном и том же животном (предстающем в образе оленя, горного козла или быка), которое является врагом змей. В "Бундахишне" ("Сотворение основы") среди различных мифов, передающих зороастрийские представления о мире, говорится о вражде животных и птиц с вредными тварями:
"Горный бык, горный козел, газель, онагр и другие животные поедают змей"

-- (Бундахишн, с. 292)133.
Согласно зороастрийскому бестиарию, в природе существуют пятнадцать видов быков:
"белый, серый, красный, желтый, черный, пестрый олень, буйвол, жираф, бык-рыба, дикий кабан и другие виды быков"

-- (Бундахишн, с. 282).
Этот перечень позволяет объяснить, каким образом "олень" превратился в "быка" в персидской космографии. Представление о том, что змея покидает то место, где сожгут рога оленя, прочно вошло в круг идей восточной медицины, о чем свидетельствуют рекомендации Ибн Сины по использованию курений из рога оленя. Подобные представления восходят к античной традиции и были известны западным современникам Ибн Сины, в частности, об этом пишет знаток лекарственных средств Одо из Мена (XI в.).

4. "КОЗЛЫ ЛИН"

Загадочное посольство из "Рима" к китайскому двору эпохи Тан, осуществленное через тохаристанских посредников, доставило пару животных, названных китайцами "козлы лин". Возможно, что это были горалы, иногда называвшиеся по-китайски "горными козлами". Они живут в гористых районах Китая, а их мясо в танскую эпоху ели обитатели юга - главным образом как противоядие против укуса змеи. Рога этого животного ценились в танском Китае как лечебное средство: растолченные с медом, они, как полагали, избавляют от всех видов лихорадки [134].

5. ГОРНЫЙ КОЗЕЛ - ИЙЙАЛ

Сведения о горном козле, пожирающем змей, изложенные ал-Бируни, создают впечатление описаний, основанных на объективных наблюдениях. На самом деле, подобное животное заимствовано из фантастического бестиария. Ал-Бируни в "Книге о лечебных веществах" описывает животное иййал, на кончике хвоста которого скапливается внутренний яд. Горный козел иййал поедает змей, и это ему не вредит. Согласно традиции, эти козлы обитают в стране тюрок. Ал-Бируни, в свойственной для него манере, пытается мифологическому сюжету дать рациональное объяснение. Он резонно замечает, что многие животные без вреда для себя употребляют в пищу растения, по своей природе ядовитые для человека. Поэтому для ал-Бируни нет ничего удивительного в том, что иййал беспрепятственно поедает ядовитых змей. Внутренности горных козлов пропитаны змеиным ядом до тех пор, пока они не напьются воды. Закария ал-Казвини, создавая в XIV в. свою грандиозную космографию, заимствовал образ иййала из сочинения ал-Бируни.

Ко всему прочему, описанное животное обладает громадными ветвистыми рогами, в которых заключена его смерть. Когда иййал заходит в густой лес, то запутывается в нем своими рогами. Поедающий змей горный бык из персидской космографии также обладает громадными рогами. Указанные обстоятельства позволяют пролить свет на другой загадочный сюжет из "Физиолога", где речь идет о гидропе, который, испытывая жажду, приходит напиться воды из Евфрата и запутывается своими рогами в прибрежных кустах. Пока лишь ясно, что вода необходима животному, чтобы обезвредить действие внутреннего яда.

"Иййал - горный козел: олень. Ал-Халил говорит: это [животное] называется иййалом потому, что оно прибегает к горе и там укрывается; это - самец горных коз.
[Животное], известное в этой стране [тюрок] под названием ва'л, представляет собой горного козла с двумя высоко подымающимися рогами, концы которых сгибаются назад. Тело его не больше тела домашних козлов.
Что касается иййала, то он имеет рост быка и своей мордой походит на него. Два его рога возвышаются высоко и имеют множество ответвлений, исходящих от одного [основания], служащего как бы корнем. Иногда вес каждого рога достигает десяти маннов. В них смерть [иййала]: если он заходит в густой лес, то запутывается в нем своими рогами.
У одного вида [горных козлов] рога похожи на вогнутое блюдо, с краев их выступают ответвления наподобие пальцев. Большинство таких [козлов] бывает в стране тюрок, в северной [ее] части. Все врачи сходятся в том, что кончик хвоста [иййала] - это яд и убивает того, кто его съел*. Известно, что среди растений есть такие, которые служат кормом для животных, а для человека вредны. Это аналогично тому, что многие вещи перевариваются в желудке и питают [тело], но те же самые вещи вызывают волдыри на наружной коже и изъязвляют ее, как, например, чеснок и тому подобное.

* Ср.: "Кончик оленьего хвоста. У того, кто его употребит, начинается сильная "дурнота" и тошнота, и это убийственный яд"
-- (Ибн Сина, "Канон", IV. 6. 2. 23).

"Выше уже упоминалось кабульское животное, от [мяса] которого съевший сходит с ума, потому что [животное], как утверждают, поедает растение из рода йатту' и укрывается в его тени. У этого растения есть тонкие ветви, похожие на ветки ивы, а листья его похожи на листья волчьего лыка. Итак, нет ничего удивительного в том, что обстоятельство иййала тоже похоже на это, он поедает змей, и это ему не вредит. А кончик его хвоста убивает человека, ибо он [кончик хвоста] становится как бы местом истечения и скопления для ядов [змей]. Вполне вероятно, что в мясе [иййала] также содержится некоторое количество яда, как об этом упоминает ар-Рази в Китаб даф' мадарр ал-агзийа, особенно, если он пойман в жаркое время и пока ещё не напился много воды"

-- (ал-Бируни. Книга о лечебных веществах. 117).

Как уже упоминалось, олень, поедающий змей, находит защиту, употребляя в пищу шалфей.
Во все времена шалфей считался, прежде всего, лечебным средством; его название по латыни salvia происходит от saluus 'невредимый', 'в добром здравии'. Считалось также, что шалфей не только защищает жизнь, но и способствует её воссозданию [135]. Что же касается свойств этого священного растения выступать в качестве противоядия, то средневековый фармацевт Одо из Мена сообщает:
"Греки шалфею своё элелисфакус дали названье, [...] сверху наложенный тертым, он яд изгоняет укусов"

-- (Одо из Мена. 24. 870-873).

Античная традиция в полной мере была усвоена арабской медициной.
"Ри'й ал-иййал - "олений корм", шалфей лекарственный [Salvia officinalis L.].
Гален говорит, что ри'й ал-иййал называется хилафубуснус (- "олений корм").
Диоскорид* говорит, что "олений корм" такое растение, что если его поест олень [или "горный козел"], то яды гадов не повредят ему.
* Диоскорид (I в. н. э.) - крупный фармаколог и знаток лекарственных растений, создатель капитального труда "О медицинском материале".

В Китаб-и хави сказано, что это [растение] по-гречески называется илалисфакун.
Стефан [тоже] говорит, что илалисфакуном называют 'олений корм'"

-- (ал-Бируни, "Книга о лечебных веществах", 467).

6. ЯДЫ И ПРОТИВОЯДИЕ

"Кто будет отрицать, что от волхвования идет наука и о противоядиях, и о лечении теми же самыми ядами множества недугов? Ибо, по моему разумению, без посредства пророческой мудрости никогда не отважились бы люди сочетать губительные зелья со спасительными"

- такими словами заключил свою речь об искусстве врачевания индийский мудрец Иарх в беседе с Аполлонием Тианским (Флавий Филострат. III. 44).

A. Ниже речь пойдет о камне безоаре. Последний представляет собой различно окрашенные отложения круглой формы, образующиеся в кишечном канале жвачных животных, в особенности у некоторых диких коз (Саrра aegagra), газелей (Antilope Dorcas) и др. Некоторые из этих отложений состоят из щавелевокислой или фосфорнокислой извести и магнезии. Им приписывали чудесные лечебные свойства. Настоящие безоары настолько ценились на Востоке, что персидский шах в 1808 г. послал в подарок один безоар Наполеону [136].
Приведенные выше сведения о иййале следует сопоставить с рассказами ал-Бируни о хаджар ат-тайс - "камне козла", который использовался в качестве противоядия.

"Говорят, что горные козлы пожирают змей, как и лани, а после этого пасутся среди горных трав, и это [вещество] сгущается у них в кишках и, перекатываясь там, принимает округлую форму. Это, таким образом, лучшее противоядие от укусов ядовитых змей, природное, не искусственное. Ужаленные места натирают [этим веществом] в смеси с укропной водой (разйанадж), и боль тотчас же прекращается, и восстанавливается прежний цвет кожи"

-- (ал-Бируни. Минералогия, с. 190-191).

"Хаджар ат-тайс - "козлиный камень", безоар.
Он известен [под названием] "персидский терьяк".
Ат-Турунджи: "козлиный камень" привозят из Персии. Говорят, что он встречается в одной из кишок горных козлов и похож на незрелый финик. Если его разломить, то видно, что он наподобие луковицы состоит из окружающих [друг друга] чешуй, а в середине его вместо ядра находится зеленая трава, окруженная [этими чешуями]. Его называют [также] "бараньим безоаром". Этим [камнем] вместе с водою фенхеля смазывают место укуса, и это сразу же устраняет боль и к припухлости возвращается [прежний] цвет кожи"
-- (ал-Бируни- Книга о лечебных веществах. 320).

B. Зуфа - иссоп, ланолин.
"Ланолин - вещество, получаемое следующим образом: шерсть овец промывают в горячей воде один раз, затем её выжимают и выделяющуюся при этом грязь подвергают дальнейшей обработке - её взбалтывают вместе с водой, чтобы образовалась пена, которую снимают и собирают отдельно: это и есть ланолин.
Ибн Масавайх [говорит, что] хороший [влажный зуфа] узнается по резкому запаху точно так же, как узнается бобровая струя. [Далее] он говорит, что [влажный зуфа] бывает двух видов: один из них [образуется] от скопления пота на лбу горного козла, поэтому в естестве его имеется сила, устраняющая вред яда, так как горный козел пожирает эф и, когда он пожирает их, в нем приходит в движение естественная сила, устраняющая вред яда. Таким образом, на лбу его собирается пот и сгущается. Это весьма хороший зуфа, и он представляет собой жир с сильным запахом. Второй вид [влажного зуфа], худший по своему качеству. представляет собой пот, скопляющийся в шерсти курдюков маленьких овец и ягнят"

-- (ал-Бируни. Книга о лечебных веществах. 507).

Представления о безоаре животного происхождения сохраняли свою актуальность на Востоке и в XVII в. Об этом, например, свидетельствует армянский перевод персидского трактата по минералогии, где о противоядии сообщается следующее:
"Его называют безоаром по той причине, что он спасает от всяких ядов, а носящий его станет мужественным и смелым. [...] Безоар добывается из нутряного сала горного козла, которого называют пазан. Хотя эти животные водятся во многих местах, но как мускус получается из сала коз, обитающих только в Хотане, так и безоар имеет отношение к горным козлам Шабанкаре, что в окрестностях Шираза в Фарсе"
[137].
Особое внимание безоарам уделено в тибетском медицинском трактате XVII века [138].

7. ЗАЩИТА ОТ ЗМЕЙ

В поэме римского поэта Марка Аннея Лукана изображается трагический поход войска в ливийской пустыне. Солдаты гибнут от укусов ядовитых змей. На помощь римлянам приходит местное племя псилов - заклинателей змей; они окружают лагерь огнем:
"Дым от полыни идет и от лиственниц - дым, ненавистный змеям; курятся рога оленей, рожденных далеко"

-- (Лукан. Фарсалия. IX. 920-921).
Об этих же средствах защиты говорится в византийской энциклопедии "Геопоники":
"Змей не будет в данной местности, если ты посадишь полынь, артемизию или божье деревце вокруг усадьбы. Змей, живущих там, ты выгонишь, покурив корнем лилии, оленьим рогом или козьими копытами"

-- (Геопоники. XIII. 8. 1).

Тема мифического противостояния оленя и змеи нашла отражение в средневековых медицинских трактатах. Одо из Мена в дидактической поэме "О свойствах трав" (XI в.) пишет, в согласии с традицией, об оленьих рогах:
"Жженые, дымом своим изгоняют и гадов ползучих"

-- (Одо из Мена. 17. 439).

Об этом же сообщается в "Каноне" Ибн Сины. В разделе "Общее рассуждение о том, как отгонять гадов" рекомендуется использовать курения, где, наряду с растениями, используются рога и копыта оленей и коз. Другой способ защиты выявляет прямую связь между змеей и убивающим её оленем, которого советуется на этот случай держать дома.

Последнее средство относится к области мифических, что вполне осознавалось Ибн Синой:
"Что же касается курений, то это, например, дым от древесины гранатника - он отгоняет гадов - или корни касатика. Ветви гранатика замечательны в этом отношении, как и гальбан, рога, копыта однокопытных и парнокопытных животных, волосы, бделлий, сагапен, асафетида, листья и костянки лавра, мята, и отварная полынь и подстилки с китраном и дубровником. [Полезно] окуривание прутняком и подстилки из него, а также кресс и зола дерева пинии, особенно с гальбаном, если пускать дым от опия, чернушки, гальбана, оленьего рога, серы и козьих копыт, это прогоняет змей и гадов"

-- (Ибн Сина. Канон. IV. 6. 3. 5)139.

"Еще один способ отогнать гадов и насекомых - держать в доме, например, аиста, павлина, яйценосных птиц, оленей, ежей, ласок и тому подобных животных, гады боятся их, а если и появляются, то они их убивают"

-- (Ибн Сина. Канон. IV. 6. 3. 5).

В трактате персидского автора Хубайша Тифлиси (XII в.) есть глава под названием "О способах защиты от [вредных] животных и прочих [тварей]", где представлен исчерпывающий перечень советов по борьбе со змеями:
"Что делать для защиты от змей. Если закопать в доме лошадиное копыто, то в этом доме не заведутся змеи. А если они были, то убегут. Если кто-нибудь будет жечь в доме голову горного оленя или кости оленя, черепахи или ежа, то змеи убегут. Если кто-нибудь прокипятит в воде васильки, прибавит туда смолы и [этой жидкостью] помажет в доме, то змеи убегут.
И если нальют этой жидкости в змеиные норы, то змеи убегут, а некоторые подохнут. А если положат васильки в отверстие норы, то змеи не выйдут наружу. Если выварят кожу змеи в воде, а потом этой водой намажут тело, то такого человека змеи - даже эфы - не укусят. [...]"

-- (Хубайш Тифлиси. XIII. 1а, б, в, г, д).

8. ОЛЕНЬ в МИФОЛОГИИ

Олень,
- знаменитый своими рогами, является атрибутом ЮЛИАНА ГОСПИТАЛИТА;
- с распятием между его рогами - ЕВСТАФИЯ и ГУБЕРТА.
- Оленя или лань (самку без рогов), пронзенных стрелой, защищает cв. ЖИЛЬ.
- В светском искусстве он атрибут охотницы ДИАНЫ, которая превратила охотника Актеона в оленя.
- ГЕРКУЛЕС (3) поймал аркадскую керинейскую лань.
- Известный своей проворностью и острыми чувствами, что делает трудной его поимку, олень является атрибутом Слуха (одного из ПЯТИ ЧУВСТВ) и БЛАГОРАЗУМИЯ.
- Олени везут колесницу ОТЦА-ВРЕМЕНИ и ДИАНЫ.
- Крылатый олень был эмблемой {impresa) Карла VI (1368-1422), короля Франции.
- Олень с короной на шее стал эмблемой французского королевского дома со времен правления Карла VII (1403- 1461) благодаря легенде о том, что это животное встало на колени перед королем при его вступлении в Руан.
- Символическое значение оленя связано с символикой Древа Жизни благодаря сходству оленьих рогов с ветвями. Как замечает Анри-Шарль Пюэ, он также является символом циклов возрождения и развития.
- В некоторых культурах Азии и доколумбовой Америки олень вошел в представление людей как символ возрождения вследствие того, что его рога периодически обновляются.
- Подобно орлу и льву, он - извечный враг змеи; это указывает на то, что символически он рассматривался в положительном смысле; он тесно связан с небом и светом, тогда как змея ассоциируется с ночью и жизнью под землей (18). По этой причине на Млечном Пути, по обеим сторонам Моста Смерти и Воскрешения фигурируют орлы, олени и лошади, действующие как посредники между небом и землей (50).

На Западе на протяжении средних веков олень:
- часто символизировал путь уединения и непорочности, впрочем на некоторых эмблемах он даже изображался с распятием между рогами (обеспечивая таким образом последнее связующее звено в цепи взаимоотношений: дерево - крест - рога) (4).
- Он также рассматривался как символ облагораживания (20).
- Древние греки и римляне усматривали в олене некий "мистический" дар, - возможно, благодаря некоторому преувеличению психологической проекции; некоторые полагали, что таким даром была способность инстинктивно распознавать лекарственные растения, способность, которая упоминается и в средневековых бестиариях, утверждающих, что "олень может распознавать бальзамическое растение".
- Отчасти престиж оленя - следствие его внешнего вида: его красоты, грации, быстроты (46).

- Благодаря своей роли вестника богов олень может рассматриваться как противоположность козла - весьма примечательное символическое животное культур древнего мира.

- Heредко он вместе с быком образует некую мифическо-космическую дуалистическую систему, подобно дикой лошади и корове, представленным на наскальных рисунках ледникового периода, как это утверждает гипотеза французских историков первобытного общества.

- Из-за своих ветвистых древоподобных. периодически обновляющихся рогов олень символизировал омоложение жизни, новорожденность и ход времени.

- По древненордической мифологии, в кроне мирового древа Иггдрасиль пасутся четыре оленя, пожирая почки (часы), цветы (дни) и ветви (времена года).

- Ветвистые рога оленя также могут символизировать лучи Солнца.

- В античности считалось, что олень враждебен ядовитым змеям, олений мех (оленья шкура) - надежный талисман от змеиных укусов, а порошок из оленьих рогов - надежная защита посевов от вредоносного колдовства.

- В Древнем Китае ввиду созвучия слова "олень" (лу) со словом "богатство" олень считался символом состоятельности, материального благополучия, а также олицетворением сыновнего благоговения (согласно одной притче, некий молодой человек облачился в оленью шкуру, с тем чтобы добыть оленье молоко в качестве глазного лекарства для своих слепых родителей) и проводником бога долголетия Чоу-сина.

- Христианская иконография исходит из широко трактуемого 41-го псалма Давидова:
"Как лань (в немецком тексте олень. -- ед.) желает к потокам воды,
так желает душа моя к Tебе, Боже"

-- (41:2).

Раннехристианский "Физиологус" повествует, что олень изрыгает воду во всякую земную щель, где могут укрываться ядовитые змеи, заставляя их всплыть, а затем растаптывает:
"Tак и Господь наш побивает змия, диавола, водой небесной... Иначе говоря, аскеты также подобны оленям. Cлезами раскаяния погашаiт они огненные стрелы зла и повергают великого змия, диавола, топчут его и убивают его"
.

Все это повторяется в тексте средневековой книги о животных ("Бестиарии"), при этом там прибавлено, что олени открыли волшебную силу ясенца (Dictamnus) когда охотничьи стрелы застревают в них. Употребление ясенца содействует исторжению стрел из тела и заживлению ран. Преодолевая течения вод, "возлагают они свои головы на спины плывущих впереди и облегчают так свой вес. Если попадаiт они в нечистое место, то стремглав скачут прочь от него. Tак и христиане... должны взаимно поддерживать друг друга и помогать друг другу: избегать всякого места, изобильного для греха: а уж если они подверглись воздействию диавольского яда змия, то должны прибегнуть ко Xристу, истинному источнику, дабы исповедоваться и омолодиться"
-- (Интеркирхер).

"Рога оленя, - говорится далее, - надежное целительное средство, причем правые воздействуют сильнее, чем левые, а жженый poг изгоняет любых змей. Мясо оленя врачует от лихорадки, и также надежное средство против этого мазь из костного мозга оленя. Нередко олень фигурирует в геральдических изображениях, где "означает изящество и умеренность (пропорцию), а поскольку в нем, как считается, нет желчи, то это является залогом его долголетия, которое простирается на сотни лет"

-- (Tиклер, 1688).

Изображаются в геральдике самостоятельно также и poга или рог оленя, что означает, по Саклеру, прочность, крепость. Здесь же разъясняется символика "рогатого" супруга:
"Греческий (византийский) император Андроник устанавливал на домах тех женщин, с которыми он переспал, poг в качестве справедливой части охотничьих трофеев... Tо времена миланского герцога Галеацци Сфорца для женщин также не считалось постыдным спать с князьями, поскольку мужья их за это награждались золотыми рогами и быстро продвигались к большим почестям".

В древнекельтской мифологии олени считались "крупным рогатым скотом фей" и вестниками между миром богов и миром людей. Кельтский бог Тернунн изображался с рогами оленя на голове, как шаман первобытных племен. В символике христианского средневековья (в пластике) олень иногда изображается поглощающим виноградные гроздья; это означает, что человек уже на земле может быть удостоен причаститься к благодати небесной. Стремление оленя к источнику вод (ключу) является олицетворением очищения человека водой крещения:
"Зри: как олешек змей пожрет, Tо ключевую воду пьет, И сим от яда вновь он чист. И человек здесь видит смысл: Водой крещенья омовен, к безгрешной жизни годен он".

Отсюда понятно, почему часто в рельефах на крестных камнях встречаются изображения оленей.

Алхимики
видят в античном мифе об охотнике Актеоне, превращенном богиней Артемидой (Дианой) в оленя, доказательство возможности превращения металлов в связи с лунарным (подчиненным Tуне) женственным миром серебра.

В житиях св. Евстахия и Губерта рассказывается о явлении сияющего креста в рогах преследуемого охотниками оленя. Некоторые святые (Райнульф, Райнгольд, Освальд, Прокоп Богемский) изображаются с оленем как их атрибутом.

В доколумбовой Центральной Америке оленеподобные рогоносцы символизируют седьмой день двадцатидневного календаря (у ацтеков - мацатль, у майя - маник). Люди, рожденные под знаком этих диких животных, неприкаянно блуждают в мире природы, стремясь уйти подальше и презирая прочное местожительство (см. Tань).

В японской религии синто олень является скаковым животным богов и часто изображается на подвесных циновках в святилищах.

"Олень, убегающий прочь -
Ему не спастись бегством.
Когда несчастье уже постигло нас,
То где мы можем найти от него спасение?"

-- [EMSI; табл.8-7, с.138]

Раненый олень, поедающий целебную траву. Он сам найдёт лекарство.
"Эта инстинктивная способность излечивать свои раны и даже вытаскивать стрелы из собственного тела приписывается оленю, который делает это, якобы, при помощи особой травы. Моральный смысл символа заключается в том, что ни целительный бальзам, ни чудесное растение, которое следует прикладывать к ранам, не выведет наружу щетинистые стрелы греха, глубоко засевшие внутри нас так, как это сделает любовь нашего благославенного Спасителя."

-- [EMSI 49-6,с.314], [Эмблемата-2; табл.8-7, с.138]

Олень, раненый стрелою в бок, символ оскорбленной совести:
"тщетно уйти, и как бы то ни было, мы всегда носим свою боль с собой. Нечистая совесть не дает покоя."

-- [Эмблемата-2; табл.6-4, с.129]

Олень, плывущий в воде:
"Я испытываю облегчение, но не добиваюсь безопасности. символ временного облегчения и отсрочки зла. "О, будучи совершенно изнеможден охотниками, прибегает к купанию в воде, чем он слегка освежает свои уставшие члены, охлаждает свое пылающее сердце и немного набирается сил, но он не может ускользнуть от охотничьих собак, которые, наконец, смогут погубить его в воде."

-- [Эмблемата-2; табл.8-11, с.138]

Олень, ощупывающий своим копытом змею:
"Обман не пройдет незамеченным для осмотрительного. символ того, что предательство, нeсмотря на все свои уловки, легко может быть раскрыто человеком осторожным и предусмотрительным."

-- [СЭ-II,таб.36-4,с.257]

Преследуемая собакой олениха, которая видит своего оленя, убитого мечом:
"Я не знаю, какое зло наихудшее. символ милосердного человека, который даже в самые трудные моменты своей жизни способен проявить дружеские чувства к ближнему и сострадать его несчастиям, особенно в тех случаях, когда-их связывают узы любви."

-- [СЭ-II,таб.60-8,с.357]

ОЛЕНЬ годовалый.
Эмблема Вакханта и приверженца орфизма, который носит оленью шкуру и сандалии из оленьей кожи. Сопровождает Диану.

ОЛЕНЬ-самец.

Символизирует Солнце, обновление, творение, огонь, восход. Часто ассоциируется с Древом Жизни. Олень-самец в схватке с хтонической змеей символизирует, подобно орлу, сражающемуся со змеей, конфликт противоположностей, положительного и отрицательного, света и тьмы, и т. п.
Олень-самец, топчущий змею ногами, символизирует победу духа над материей, добра над злом. Преследование оленя во время охоты часто приводит к символическим ситуациям. Оленьсамец часто бывает посланником богов или небесных сил. Олени запряжены в повозки Времени и Рождества. В алхимии олень-самец вместе с единорогом означают двойственную природу Меркурия, философскую ртуть, поив. У кельтов олень-самец - Солнце, терапевтический символ, плодородие, мужественность; атрибут воина-охотника Коцидия и Оссиана; облик рогатого бога Цернунна. У китайцев означает счастье и денежную прибыль. Белый олень-самец символизирует Шоу-Синя, бога бессмертия. Дракона называют "небесным оленем-самцом".

В христианском символизме олень-самец означает религиозное воодушевление и рвение, поскольку новообращенные жаждали знания, "как олень жаждет источника".
Олень, крошащий змею, - это Христос, побеждающий силы зла. Эмблема святых Адриана, Юстаса, Евстахия, Иды, Феликса, Юлиана Госпитальера.
Олень-самец с распятием между рогами - эмблема святого Губерта.

В греко-римской традиции олень-самец - атрибут Артемиды (Дианы).
У хеттов в качестве оленя выступает божество - охранитель мужского пола. Бог Животных стоит на олене-самце.

У японцев, дракон - это "небесный олень-самец".
У митраистов олень-самец и бык символизируют момент смерти.
У скандинавов шкура оленя-самца часто используется в шаманских ритуалах (см. кожа и лань).
В шумеро-семитской традиции бог плодородия иногда был одет как олень-самец для жертвоприношения.
Голова оленя-самца - эмблема Рашапа.
Северный олень у скандинавов посвящен Великой Матери Исе или Дисе.

Символическое толкование оленя восходит к Псалму 41:1:
"Как лань желает к потокам воды,
так желает душа моя к Тебе, Боже".

Таким образом, олень стал символом набожности и религиозного стремления. Поскольку олень ищет свободу и убежище высоко в горах, он стал символом уединения и праведной жизни.
Универсальный благоприятный символ, ассоциирующийся с Востоком, восходом, светом, чистотой, обновлением, созиданием и духовностью. Взрослый олень-самец - солнечная эмблема изобилия, его ветвистые рога символизируют у американских индейцев и некоторых други х народов Древо Жизни, солнечные лучи, долговечность и возрождение (периодически происходит смена рогов). Олень также связан с мужеством и страстностью, а в Китае - с богатством и удачей, слово "олень" там - омоним слова "изобилие".

Наиболее характерные признаки оленя - стремительность, грация и красота. По этой причине, возможно, оленя связывают с поэзией и музыкой. В результате наблюдений за его повадками возник и связанный с оленем символизм одиночества как в европейской, так и в я понской традиции. Кельты верили, что олени - основное животное в волшебных стадах богов (именно это, возможно, привело к традиции, согласно которой Санта Клаус путешествует в оленьей упряжке); некоторые кельтские боги сами были с оленьими рогами. На оленях передвигались и многие хеттские, шумерско-семитские и синтоистские божества. Олени предстают также как чудесные вестники и проводники, указывающие героям путь к их цели. Оленям также приписывали целебные силы, особенно способность разыскивать лекарственны е травы. В изобразительном искусстве олень, раненный стрелой и держащий во рту пучок целебных трав, - символ любовного томления. Олень также символизирует осторожность и острый слух.

В христианской иконографии топчущий змею олень - эмблема уничтожения зла, а в Библии встречается аналогия между оленем, жаждущим воды, и человеческой душой, жаждущей Бога, - эти сравнения стали причиной того, что самец оленя часто символизирует набожность. Именно с этим значением оленя изображают на крестильных купелях, а также в религиозной живописи - пьющим у подножия креста.

Самка оленя

встречается в виде символа реже, обычно как спутница лунных богинь охоты, например древнегреческой Артемиды (в римской мифологии Дианы). Она может символизировать также женское начало в обрядах инициации. Олениха часто была родовой фигурой (тотемом) у народов Центральной Азии - отсюда и легенда о том, что предками Чингисхана были волк и олениха. И самец и самка оленя часто выступают как символ превращения - алхимики считали, что это связано с мифом об Артемиде, которая превратила охотника Актеона в оленя за то, что он увидел её во время купания.

Литература

Андрианов Б. Бык и змея. У истоков культа плодородия //Наука и религия. 1972. № 1. С. 46-52.
Ремпель Л. И. Цепь времен. Вековые образы и бродячие сюжеты в традиционном искусстве Средней Азии. Ташкент. 1987. С. 34.
Bayet J. Le symbolisme du cerf et du centaure a la Porte
Rouge de Notre-Dame de Paris //Revue arche'ologique 44. 1954. P. 21-68.
Goldstaub M., Wendriner R. Ein Tosco-Venezianischer Bestiarius. Halle, 1892. S. 424-427.
Haupt J. Verflucht und angebetet. Die Schlange als Motiv und Symbol //Antaios. 1964. V. 5. S. 375-396.
Henkel N. Studien zum Physiologus im Mittelalter. Tu"bingen, 1976. S. 186-187.
Kolb H. Der Hirsch, der Schlangen fri(ss)t //Mediaevalia litteraria. Festschrift fu"r H. de Boor. Mu"chen, 1971. S. 583-610.
Perry B. E. Physiologus //RE Neue Reihe, XX, 1. Stuttgart, 1941. Sp. 1089.
Puech H.-Ch. Le cerf et le serpent //Cahiers arche'ologiques 4. 1949. P. 17-60.
Sharkey L. Celtic Mysteries the Ancient Religion. Thames and Gudson, 1975. P. 89. Fig. 43.
Wellmann M. Der Physiologus. Eine religionsgeschichtlich-naturwissenschaftliche Untersuchung (Physiologus. Supplementband. Bd. ХХП. 1). Leipzig, 1930. S. 30.
Лукреций. О природе вещей. V. 765-767.
Лукан. Фарсалия. VI. 674.
Плиний. Естественная история. VIII. 50; XXXII. 5. 19.
Солин. Собрание достопамятных вещей. 95. 4ff.
Элиан. О природе животных. II. 9.
Oppian. Cynegetica. II. 240sq.
"Физиолог", с. 143.
Апа Поймен. Поучения. 216.
Исидор Севильский. Этимологии. XII. 1. 18-19.
Геопоники. XIX. 5. 3.
Hrabanus Maurus. De rerum naturis. VII. 8. (PL III, 204 С).
Remigius von Auxerre. Eiiarr. in Ps. 41. (PL 131, 362 CD).
Hildegard von Bingen. Physica. VII. (PL 197, 1321 Af).
De bestiis et aliis rebus. 11. 14. (PL 177, 64 A).
Английский бестиарий. л. 31.
Caesarius von Heisterbach. Dialogus miraculorum. 1.
Thomas Cantimpratensis. IV. 22, 10-13.
Dicta Chrisostomi, л. 50.
Альберт Великий. О животных. 22. 42.
Бундахишн, с. 292.
ал-Бируни. Книга о лечебных веществах. 117, 467, 507.
ал-Бируни. Минералогия, с. 190-191.
Ибн Сина. Канон. IV. 6. 2. 23.
"Чудеса мира". 64; 177.
Закария ал-Казвини. fol. 175v, 3, 13.

ИЛЛЮСТРАЦИИ

Олень с колесом. Фрагмент росписи на сосуде. Ранний железный век. Центральная Анатолия
ОЛЕНИ. Гравировка на табакерке. Южный Tироль, 19 в.
Атрибут св. Губерта и св. Евстахия. T. Лауэр. Легенда о святых, 1890
Олени-самцы пьют из неистощимою источника жизни, вытекающего из основания искупительного креста. (Фреска из лютеранской базилики святого Иоанна.)
_________________________________
http://www.simbolarium.ru/simbolarium/sym-uk-cyr/cyr-o/o/olenj.htm#zamet
Tags: змей, миф, олень, символизм, яд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments