Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Category:

ГИЙАСАДДИН АЛИ, "ДНЕВНИК ПОХОДА ТИМУРА В ИНДИЮ"

О ПРИБЫТИИ ЕГО ХАКАНСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА К ГОРОДУ ИСФАХАНУ

В месяцы 789/1387 года его величество выступил походом против Исфахана. Он остановился в виду города. Великие люди и малые той области прибыли к нему с выражением покорности, полагающиеся правила которой они и засвидетельствовали перед ним.

Один отряд из победоносного войска подошел к городу. В вечернюю пору, когда величайшее светило спрятало свою голову за горизонтом запада и светозарный образ солнца зарылся в темноте кудрей ночи, в городе жаждущие крови убийцы и подстрекающие к беспорядкам подонки общества совершили вероломство. Они перебили отряд войска его величества, что был вне города, крепко заперли ворота, высунули руки из рукава бунта, а ноги поставили на арену сопротивления его величеству.

Счастье ж отвернулось от них, иначе какой здравомыслящий человек поднял бы меч против солнца и пошел на смерть? Ведь, иначе говоря, как может капля противостоять морю?

Когда весть об этом достигла до высочайшего слуха, его величество немедленно сел на коня, отдав приказ охватить город со всех сторон. В стенах были сделаны проломы, и с первого же нападения, с первого удара город оказался открытым, и его хаканское величество вступил в Исфахан. Пламя сжигающего мир царственного гнева языками взвилось кверху, и в воскресенье пятого зу-л-хада 789 года последовал приказ, коему повинуется вселенная, предать население города мечу мести, следуя смыслу божественного коранского слова: “Бойтесь смуты, она постигает не только тех, которые из вашей среды действуют беззаконно”.

Солдаты, как воды, гонимые сильным ветром злобы, пришли в волнение и, обнажив свои, подобные гиндане, сабли, стали, как гиндану, срезать головы, а своими блестящими, как алмазы, кинжалами стали тащить жемчуг жизни этих дурных людей в петлю смерти. Столько пролилось крови, что воды реки Зиндаруда, на которой стоит Исфахан, вышли из берегов. Из тучи сабель столько шло дождя крови, что Потоки ее запрудили улицы. Поверхность воды блистала от крови отраженным красным цветом, как заря на небе, похожая на чистое красное вино в зеркальной чаше. В городе из трупов нагромоздили целые горы, а за городом сложили из голов убитых высокие башни, которые превосходили высотою большие здания.

Стихи

Уничтожение напало, как леопард,
И смерть открыла свои пасти, как крокодил.
При виде множества убитых, брошенных в городе и за городом,
Вселенная сказала: “Довольно, ибо это даже вышло из всяких границ!”

После того как корень бунта и нечестия был вырван в Исфахане и государь освободился от приведения в порядок той страны, его высочайшее стремя со всем окружением двинулось на Шираз. В четверг тридцатого зу-л-када вышеупомянутого 789 года воздух Фарса от пыли, поднятой кортежем измерителя вселенной, стал черным, а небо почувствовало ревность к земле, оттого что она целует копыта коня августейшего государя.
...
Его величество изволил остановиться на несколько дней в Ширазе, чтобы прибыли к чертогу убежища мира Султан Ахмад, правитель Кермана, шах Йахйа, правитель Йезда с сыновьями Султан Мухаммадом и Султан Джахангиром, правитель Сирджана, Султан Абу Исхак, атабаки Большого Лура, наместники и сардары Исфахана. Все они вступили в ряды ближайших людей свиты его величества. По приведении в порядок государственных дел Фарса его величество направился в Исфахан.

Вся группа поименованных лиц сопровождала его в окрестности селения Кумиша.
Когда носимый над головою убежища мира зонт достиг высоты месяца, благо государства потребовало, чтобы правители из династии Музаффаридов и исфаханские военачальники были преданы смерти в той равнине Кумишa.
Хвала тому, царство которого не перестает существовать! На ткацком станке неожиданных происшествий не соткали такого платья, которое бы не уничтожила рука превратностей судьбы, и по весне жизни никакая роза не расцвела без того, чтобы листопад бедствий не сделал ее завядшей.

Стихи

Пока ты можешь, не привязывайся сердцем к этому миру,
Ибо он непрочен и нелюбезен.

Знай о нем, что те, кои просверливают для нанизывания жемчуг слов,
Назвали мир некой старухой,
Которая себя всячески украшает.
Временами он дает тебе мед, а временами — горькую отраву.

Как хорошо тому, кто не привязался сердцем к миру,
Полагаясь на его верность и во всяком положении своем отказался от него.
Каждый кусок кирпича, который на виду, —
Голова Кайкубада и Александра Македонского,

Каждая ветвь тополя, что высится в цветнике,
Вырастает из стана сребротелой красавицы.
Каждая роза, что растет в любом цветнике роз,
Была когда-то жасминощекой прелестницей.

Кроме крови царей, в этой чаше нет ничего,
Кроме праха красавиц, на этой равнине нет ничего.

_____________________________
http://www.vostlit.by.ru/Texts/rus6/Gijasaddin/text2.htm
Tags: война, индия, иран, ислам, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments