June 10th, 2009

Иван Дурак

Великая княжна Ольга Николаевна, "Что же касается Жуковского"

Что же касается Жуковского (крупнейшего русского поэта), Сашиного второго воспитателя, этот был совершенно иным: прекрасные намерения, планы, цели, системы, много слов и абстрактные объяснения.
Он был поэт, увлеченный своими идеалами. На его долю выпала незаслуженная слава составления плана воспитания Наследника престола.

Я боялась его, когда он входил во время урока и задавал мне один из своих вопросов,
как, например, во время урока Закона Божия:
- "Что такое символ?" Я молчу.
- "Знаете ли Вы слово "символ"?" - "Да".
- "Хорошо, говорите!" - "Я знаю символ Веры, Верую".
- "Хорошо, значит, что обозначает символ Веры?"

Мне сейчас 59 лет, но этот вопрос привел бы меня и сегодня в смущение. Что могла ответить на это девочка! Жуковский читал выдержки из того, что он написал о воспитании, нашей Мама, которая после таких длинных чтений спрашивала его просто:
- "Что вы, собственно. хотите?" Теперь был его черед молчать.
Я склонна признать за ним красоту чистой души, воображение поэта, человеколюбивые чувства и трогательную веру. Но в детях он ничего не понимал.

При выборе учителей считались с советами пастора Муральта, возглавлявшего лучшее частное учебное заведение Петербурга. Благодаря прекрасным преподавателям и Мердеру с его практическим умом, влияние Жуковского не принесло нам вреда.

Потом после того как он женился на Елизавете Рейтерн, я полюбила его. Благодаря ей он встречался со строгим протестантом Рейтерном и пылким католиком Радовицем.
Он сам, православного вероисповедания, был малосведущ в делах своей Церкви. Он стал изучать православие, чтобы быть достойным противником в дискуссиях с ними.

_______________________________________
"СОН ЮНОСТИ", Воспоминания великой княжны Ольги Николаевны, 1825-1846
http://dugward.ru/library/olga_nick.html
Иван Дурак

Николай I - "О цензуре и контр-пропаганде"

На свадьбу прибыл также дядя Вильгельм со своим адъютантом, графом Кёнигсмарком, очень приятным собеседником, необычно скромным для пруссака и безо всякого предубеждения против России...
Collapse )
Руми

Руми, РУБАЙ # 892

Ум украв у головы, впало сердце в безначалье,

Не трудясь укрыть, увы, стон любовный за вуалью.

В чём вина его? Рождён флейты плач совсем не ею –

Музыкант рождает стон, удручаемый печалью!



Рубайат # 0892Collapse )