Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Categories:

Т.А. Шумовский, "Побиение Синдбада бюстиком Маркса"


В 1921—1926 гг. французский ориенталист Бернар Карра де Во опубликовал свой 5-томный труд «Мыс­лители ислама»

- В этом названии есть определенная доля сомнительности:
- мысль остается собой, когда она последовательна и, значит, свободна,
- но разве ислам и свободомыслие совместимы?
- Зрелый мыслитель не может исходить из догмы;
- правоверного мусульманина трудно представить себе хотя бы одним из прообразов роденовского изваяния.
- Впрочем, это уже другая материя.
- Сейчас же заметим, что среди множества арабских ученых и пу­тешественников поры Багдадского халифата,
- Карра де Во помещает одного из ярчайших героев «Тысячи и одной ночи»

Негоциант Синдбад - нас интересует, как освещена эта фигура

- ведь устами маститого арабиста говорит вся традиционная наука
- «Синдбад, постаревший и разбогатевший, — читаем в „Мыслителях", — в Багдаде, у себя дома,
- в обществе многочисленных гостей предается веселью.
- Под его окном бедняк бормочет:
--- "Всемогущий творец вселенной... обрати внимание на разницу между мной и Синдбадом.
--- Я ежедневно страдаю от 1000 бед, мне очень трудно прокормить себя и мою семью скверным ячменным хлебом,
--- в то время как сча­стливый Синдбад щедро тратит несметные богатства и ведет жизнь, полную наслаждений.
--- Что сделал oн, чтобы получить от тебя такую приятную судьбу?
--- Что сделал я, чтобы заслужить такую суровую жизнь?"

Синдбад велел позвать этого человека и сказал ему
:
- „Ты думаешь, что я без труда и мучений получил всю ту роскошь и отдых, которыми наслаждаюсь? Ошибаешься!
- Я достиг этой счастливой жизни, лишь испытав в течение многих лет все физические и умственные напряжения,
- какие только мо­жет представить себе воображение".
A затем он рассказал ему и всему обществу о своих странствиях».

У буржуазного ученого не приходится, конечно, искать критику синдбадовой тирады

- создающей превратное представление об источниках обогащения в антагонистическом обществе.
- Но не только в отсутствии такой критики проступает классовая ограниченность французского исследователя
- она выявляется и в общей трактовке образа Синдбада.
- Для автора «Мыслителей ислама», Синдбад — это бесплотное внеисторическое существо
- в привлекатель­ных одеждах любознательного путешественника-бессребренника, чуждого материальным интересам

«Что в истории Синдбада производит полностью правдивое впечатление, это его психология
, — продолжает Карра де Во.
- Синдбад — путешественник, любящий преодолевать затруднения, смакующий авантюризм самого путешествия настолько,
- что даже прибыль для него несущественна.
- В молодости он веселился и растратил часть отцовского наследства; его охватил стыд;
- он задумался над тем, что богатства приобретаются лишь тру­дом и что нет ничего более ужасного, чем нищая старость.
- „Большим напряжением достигаются почести. Кто хочет возвыситься, должен не спать ночей.
- Бросается в море тот, кто хочет ловить жемчуг, и жемчуг несет ему подарки и высокое положение.
- Кто хочет возвыситься без труда, теряет свою жизнь в ожидании невозможного.

Эта философия усилий

- такая противоположная обычному фа­тализму восточных народов,
- философия Синдбада и мореплавателей, типом которых он является
- Синдбад рискует и своим состоянием, и своей жизнью,
- он продает все свое имущество, покупает товары и в компании не­скольких купцов отплывает из Басры.
- Басра — его га­вань. Это там он всегда грузится, не на собственные ко­рабли, а на большие суда,
- готовые поднять паруса, на суда, где уже есть несколько других купцов.
- Они идут от берега к берегу, от острова к острову, покупая и про­давая всюду.
- Затем начинаются страшные бедствия, из которых он в конце концов счастливо выпутывается.
- Возвратись в Багдад, он проводит некоторое время отды­хая и наслаждаясь жизнью,
- но тоска по странствиям, тоска по морю охватывает его вновь,
- он не может сопротивляться этому зову и опять отплывает...».

Какая романтика! Бескорыстный и бесстрашный Синдбад, снедаемый благородной жаждой познания

- 7 раз в течение короткой жизни лишает себя привычных удобств и
- отважно пускается в долгие и утомительные путешествия на край света.
- Он, видите ли, «любит пре­одолевать затруднения»,
- он «смакует авантюризм самого путешествия» в такой мере,
- что торговая нажива для него «несущественна»,
- а посему, пуще всего на свете, Синдбада привлекают опасные приключения в неведомых морях,
- где он, не задумываясь, многократно ставит на карту свою жизнь.
- И все было бы хорошо, так бы и лечь Синдбаду в обитую розовым шелком экзотики бон­боньерку идеальных художественных образов.
- Но беда в том, что он сам протестует против этого.

В самом деле, обратимся к страницам синдбадова цикла «Тысячи и одной ночи»
:
- Отец героя, богатый и знатный багдадский купец, оставил после своей смерти «деньги, земли и деревни»
- Синдбад промотал отцовское наследство,
- затем, увидев себя на краю нищеты, ужаснулся и
- решил поправить свои дела заморской торговлей.
- Арабским купцам, вывозившим из других стран ценные товары
- золото, шелк, пряности, слоновую кость и рабов,
- эта торговля при­ носила большие выгоды, и,
- судя по размаху морских путе­шествий при Аббасидах,
- многие жители Багдада и Басры, подобно Синдбаду, пускались на кораблях в рискованную охоту за наживой.
- Море таило разнообразные опасности, хрупкие суда при недостаточно искусном управлении ста­новились игрушкой стихий,
- многие купцы погибали при кораблекрушениях или от голода, жажды, тропических болезней.
- Уцелевшие любой ценой старались не только восполнить свои расходы по путешествию, но и получить прибыль.

Yдача разжигала алчность

- стремление к наживе ото­двигало законы морали на задний план.
- Чистота помы­слов и взаимоотношений мешала обогащаться за счет других;
- ложь, вероломство, предательство и прямое на­сильственное устранение конкурента приближали к осу­ществлению поставленной цели.
- Персонаж одного из рас­сказов в сборнике X века «Чудеса Индии» Бузурга ибн Шахрияра (рассказ XXXII)
- купец-судовладелец Исмаил-вайхи хладнокровно рассчитывает, за сколько можно будет продать на оманском рынке
- царя Софалы зинджей и свиту, пришедших на его корабль проститься и поже­лать счастливого плавания:
--- «Когда они взошли на борт, я подумал: „Этот царь может стоить на рынке в Омане 30 динаров,
--- а 7 его слуг — 160. За их одежду можно будет взять 20 динаров,
--- итого мы получим за них по меньшей мере 3000 дирхемов, не терпя при этом никакого убытка"».
--- Гости, посетившие арабского купца на его корабле, незадолго до этого спасли ему жизнь в стране людоедов
--- и дали возможность выгодно торговать.
--- Однако когда купец решает, что сможет вы­годно продать своих доброжелателей на невольничьем рынке,
--- то приказывает поднять паруса и увозит пленников в рабство.

Накопление богатства было делом почти всей жизни

- Сначала купец нанимал место на чужом судне, где ока­зывался среди многих ему подобных.
- Постепенно обогащаясь при помощи любых средств, он приобретал соб­ственный корабль,
- число последних затем умножалось, и торговля уже поручалась доверенным лицам.
- Остаток своих дней удачливые негоцианты проводили в роскош­ных дворцах, окруженные пышностью и почетом.
- Многие из них, даже достигнув значительного богатства, продол­жали мучиться неутолимой жаждой наживы
- и, наконец, погибали в океанской пучине вместе со всеми своими богатствами.
- В XIII веке знаменитый Саади сравнивал служение царям именно с плаванием по морю:
--- "То и дру­гое «и добычу дает всечасно, и опасно;
--- или добудешь ве­ликий клад, или жизни не будешь рад».
- Отсюда морепла­ватель, как и царедворец, должен быть бесстрашным. Иначе:
--- Коль ты страшишься боли, почему же
--- Ты сунул палец в нору скорпиона?

Итак, Синдбад решил поправить свои дела заморской торговлей

- Уже в преддверии его эпопеи, стремление к обогащению и выбранное для этого средство
- раскрывают в нем не бескорыстного путешественника и не романтического искателя приключений,
- каким рисует его Карра де Во, а разорившегося купчика,
- преследующего весьма прозаическую цель — любыми путями сколотить капитал, дающий власть над людьми и вещами.
- Далекие морские рейсы опасны.
- Многие из отплывших в чужие страны не вернулись.
- Но другого пути к обогащению не видно, и душа Синдбада «согласилась на путешествие по морю».
- Из Багдада — места постоянного жительства — он приезжает в Басру,
- садится на океанский корабль, и с этих пор начинаются его удивительные приключения.

Для тех, кто ищет в рассказах Синдбада лишь зани­мательность

- эти приключения представляют единствен­ный источник для оценки личности самого героя
- Рассматриваемый вне эпохи и общественной среды, исключительно на фоне своих похождений,
- Синдбад полностью отвечает характеристике, данной ему Бернаром Карра де Во.
- Научную мысль, наоборот, интересуют прежде всего обстоятельства, которые сделали Синдбада морепла­вателем,
- и результаты его деятельности в море.
- Поэтому она обращается к зачинам и концовкам повествований, и здесь,
- в отличие от разнообразного оформления приключений,
- обнаруживается поразительная стереотипность об­рамления во всех 7 рассказах,
- свидетельствующая не о скудости авторского воображения,
- а о том, что крайние элементы рассказа, отражающие истинные мотивы путешествий Синдбада,
- исходят из однообразной основы: стремления к прибыли.

Каковы подлинные причины путешествий Синдбада?

- Причина первого путешествия: «Пришло мне на мысль отправиться в чужие страны... И тогда я решился и на­купил себе товаров и вещей, и всяких принадлежностей, и кое-что из того, что было нужно для путешествия, и душа моя согласилась на путешествие по морю» (377).
- Второго: «Захотелось моей душе поторговать... и зара­ботать на что жить» (391).
- Третьего: «Захотелось моей душе попутешествовать и прогуляться, и стосковалась она по торговле, наживе и прибыли» (405).
- Четвертого: «Захотелось мне... продавать и наживать деньги» (424).
- Пятого: «Вернувшись из четвертого путешествия, я... забыл обо всем, что испытал, что со мной случилось и что я вытерпел: так сильно я радовался наживе, прибыли и доходу» (445).
- Шестого* «Вдруг прошла мимо меня толпа купцов, на которых были видны следы путешествия... и захотелось моей душе попутешествовать и поторговать» (461).
- Седьмого: «После шестого путешествия я... провел... некоторое время, продолжая радоваться и веселиться не­ престанно, ночью и днем: ведь мне досталась большая нажива и великая прибыль. И захотелось моей душе.., свести дружбу с купцами» (475).

Посмотрим, как начинается каждое из путешествий

- Первое: «Мы ехали морем дни и ночи и проходили мимо одного острова за другим, переезжая из моря в море и от суши к суше, и везде, где мы ни проходили, мы про­давали и покупали и выменивали товары» (377).
- Второе: «Мы переезжали из моря в море и от острова к острову, и во всяком месте, к которому мы приставали, мы встречались с купцами, вельможами царства, продав­цами и покупщиками и продавали и покупали и вымени­ вали товары» (392).
- Третье: «Ехали мы из моря в море, и от острова к острову, и из города в город, и в каждом месте, где мы проезжали, мы гуляли и продавали и покупали» (406).
- Четвертое: «Ехали мы... дни и ночи, переезжая от острова к острову и из моря в море» (425).
- Пятое: «Мы ехали с одного острова на другой и из одного моря в другое.. * и выходили на сушу и продавали и покупали» (446).
- Шестое: «Мы путешествовали из места в место и из города в город... и продавали и покупали» (462).
- В зачине седьмого путешествия распространенное описание рейса до начала приключений заменено общей фразой: «Ветер был для нас хорош, пока мы не прибыли в город, называемый город Китай, и испытывали мы край­ нюю радость и веселье и беседовали друг с другом о де­лах путешествия и торговли» (476).

Основные элементы стереотипных формул начал по­ вторяются и в заключительных частях рассказов
:
I «Я продал мои тюки и те товары, которые были со мной, и получил большую прибыль... И потом я купил себе слуг, прислужников, невольников, рабынь и рабов, и оказалось их у меня множество, и накупил домов, зе­ мель и поместий, больше, чем было у меня прежде» (389-390).
II «Я... переходил из долины в долину и из города в город, и мы продавали и покупали» (403).
III «Мы продавали и покупали на островах, пока не достигли стран Синда, и там мы тоже продали и купили» (421).
IV «Мы ехали от острова к острову и из моря в море» (443).
V «Мы ехали от острова к острову и из моря в море, и на всяком острове, где мы приставали, я продавал орехи и выменивал их, и аллах дал мне взамен больше, чем то, что у меня было и пропало» (458).
VI «Мы... ехали из моря в море и от острова к ост­ рову» (473).
VII «Мы ехали по морю от острова к острову, переез­ жая из моря в море» (489).

«Знаешь ли ты ремесло, которым ты бы занялся?»
— спрашивают у Синдбада.
- «Нет, — отвечает он. — У меня нет ремесла, и я не умею ничего делать. Я только купец, обладатель денег и богатства» (455).
- Предприимчивый, он трижды (411, 466, 481) сооружает лодки ради своего спасения.
- Но эта же цель позволяет ему из-за угла убить женщину и завладеть предназначавшейся для нее пищей (437).
- Поступками Синдбада руководят жадность, кото­рую он признает сам (478), корыстолюбие и стяжательство.
- Именно они не раз действительно заставляют его рисковать жизнью.
- Гонимый жаждой наживы, он, не заду­мываясь, идет на риск.
- Но, оказавшись в критическом положении, часто теряет самообладание, и тогда
- от «философии усилий», навязываемой ему Бернаром Карра де Во, не остается и следа (393, 408, 415, 455, 465, 478,487).

Таков Синдбад, освобожденный от экзотической мишуры и оцененный на основании его же собственных слов

- В литературном персонаже из «Тысячи и одной ночи» следует видеть собирательный тип арабского купца-него­цианта,
- основного деятеля морской торговли.
- Детализация образа, вобравшего в себя реальные черты многих пред­ставителей этой социальной категории,
- лишний раз свидетельствует о развитости коммерческого судоходства в те далекие времена;
- нагромождение же фантастических построений говорит о том,
- что многие купцы, как правило, не знали моря и боялись его
- Вследствие своего невеже­ства и желая оправдать этот страх,
- они населяли и наделяли океанские просторы сверхъестественными существами и явлениями.
- Определение «мореплаватель» при­менимо к каждому из них не больше,
- чем к пассажиру современного судна.
- Термин «аль-бахри» — «мореход» арабского текста, связываемый с Синдбадом,
- служит лишь для того, чтобы отличать последнего от одноименного «сухопутного» персонажа — багдадского носильщика,
- ко­торому его «морской» тезка самодовольно рассказывает о своих похождениях.

«Философия усилий», теоретическое обоснование активной практической деятельности

- наперекор противоборствующим внешним обстоятельствам,
- не могла родиться в среде купцов и быть им органически присущей,
- так как это не вызывалось материальной необходимостью.
- В самом деле, купцу нужно было лишь уметь управлять по­следовательным ходом операций:
--- организовать доставку товара в Басру,
--- нанять подходящее судно,
--- присмотреть за погрузкой своей клади на борт,
--- вести мелкие сделки в пути,
--- проследить за выгрузкой товара в пункте назна­чения,
--- выгодно его продать,
--- затем выгодно купить мест­ные изделия и
--- повторить все операции в обратном порядке.

Эта, веками сложившаяся последовательность опе­раций, не требовала

- никакой активной борьбы со стихиями,
- никакого особого проявления волевых качеств;
- чтобы стать хозяином положения, достаточно было обладать обычными качествами купца:
--- изворотливостью ума,
--- эгоистичным практицизмом и
--- в известной степени, чувством меры.
--- Купец должен был знать рынок,
--- уметь определить настоящую цену любого товара,
--- усвоить неписаные за­коны получения наибольшей прибыли.
--- Конечно, конкурентная борьба требовала напряжения ума,
--- были и дру­гие препятствия,
- но их преодоление не ставило купца выше материального или нравственного уровня его эпохи.
- Лишь отклонение от обычной нормы, коллизии, подобные описанным в «Синдбаде»,
- заставляли купца проявлять во­левые качества в доступной ему степени,
- например из случайных обломков и без инструмента строить лодки (411, 466, 481)
- или же предпочитать голод сытной, но одурманивающей пище (426—427).

Тем не менее если «философия усилий» имела обшир­ную сферу применения в арабской действительности

- то эта сфера принадлежит не купцам, а морякам-профессио­налам.
- Для рабов категории «бахария» корабельная служба была принудительной,
- «вольным» матросам приходилось наниматься на корабли ради пропитания.
- И у тех и у дру­гих, эти обстоятельства не могли вызывать особой любви к морской профессии,
- однако надежда обратить на себя внимание своими знаниями, выдвинуться из общей массы,
- а со временем скопить капитал и завести собственное дело
- заставляла наиболее целеустремленные натуры повышать свою квалификацию.
- Несмотря на тяжелый труд под бдительным оком капитана или боцмана и разграни­чение функций,
- в обстановке социального гнета, иногда усиленного и национальным,
- отдельные матросы прояв­ляли поистине волевые качества для всестороннего овладения специальными знаниями.
- В итоге длительного единоборства с силами стихии и превратностями судьбы
- из их среды вышло немало опытных рулевых, кормчих, лоц­манов,
- и в этом отношении далеко не единичны весьма показательные примеры вольноотпущенников:
--- Йазамана, водившего арабский флот против Византии, или другого флотоводца
--- Лави, упоминаемого у Масуди, в котором, быть может, надо видеть знаменитого Льва Триполитаника.

Воспитывая волевые качества в процессе овладения сложной навигационной наукой

- моряк, ставши лоцманом или капитаном судна,
- выявлял их в преодолении разнообразных, часто неожиданных препятствий,
- встречавшихся на линии маршрута.
- Далеко не на все вопросы, которые ставила перед ним изменчивая действительность моря,
- он находил готовый ответ в лоциях.
- Очень часто правильное решение ему подсказывал собственный практический опыт.

Недаром в наставлении Ахмада ибн Маджида молодым морякам, изложенном в специальной главе «Книги польз», говорится
:
- «Знай, ученик, что основы мореходства многочисленны. Пойми их.
- Первоначальные — знание лунных станций, румбов, маршрутов, расстояний, верхних пунктов Поляр­ной звезды,
- техники астрономических измерений, призна­ков близости суши, сроков вступления Солнца и Луны в знаки Зодиака,
- муссонов и случайных ветров, корабельных приборов и
- того, в чем может оказаться нужда, того, что вредит кораблю, что для него полезно, что стесняет при плавании.
- Нужно, чтобы ты знал места восхода, сроки равноденствий, способ и порядок астрономического измерения,
- места восхода и заката звезд, их долготу и широту, их удаленность от экватора и полюса, совершаемый ими путь.
- Это должен знать человек, если он является опытным водителем кораблей.
- Нужно, чтобы ты знал все побе­режья, способы причаливания к ним и их признаки, как-то:
- строение ила на морском дне около них, травы на водной поверхности,
- морские змеи, рыбы, скалы с гнездами зимородка,
- ветры, перемена цвета воды, приливы и отливы моря во всех направлениях.
- Лоцман должен совер­шенствовать весь корабельный инструмент, заботиться об укреплении судна, его оснастки и экипажа;
- не перегру­жать его сверх меры, не всходить на корабль, если тот ему не подчиняется,
- на корабль, не подготовленный к пла­ванию, и при неудобном муссоне.
- Он остерегается опасностей, могущих исходить от приборов, команды и другого.
- Водителю кораблей следует отличать терпеливость от медлительности и
- проводить различие между суетливостью и подвижностью.
- Ему надлежит быть знающим, сведущим в разных вещах,
- решительным и строгим, мягким в речи и справедливым, не притеснять одного ради другого.
- Он со­блюдает покорность своему господину и боится всевышнего аллаха;
- не гневается на купцов без права на это, а лишь за дело, ставшее предметом толков,
- или когда нужно поступить согласно обычаю.
- Ему должно быть крайне выносливым и энергичным, обладать долготерпением, быть приятным в обществе,
- не стремиться к тому, что для него не годится, он начитан и проницателен.
- Иначе он — не тот пилот, который требуется по пра­вилу».

Этот один из немногих сохранившихся документов по­добного рода показывает

- что, кроме глубоких и разнооб­разных технических знаний,
- профессия лоцмана требовала обладания незаурядными волевыми качествами, и, ко­нечно,
- именно она в сравнении с другими профессиями, воспитывала эти качества наиболее быстро, полно и прочно.
- Не только умение, но и стремление вести корабль в обстановке разнохарактерных противоборствующих обстоятельств,
- любовь к трудной и опасной профессии — вот наиболее истинное проявление волевого начала на араб­ской почве,
- а теоретическое обоснование этого начала — это и есть «философия усилий» в ее настоящем виде.
- «Если продлятся мои дни и ночи — буду водить корабли до своего конца»,
- говорит Ахмад ибн Маджид в одном из последних произведений, написанных в начале 7-го десятилетия жизни.

Труд в море, совместно перенесенные лишения, общие переживания в течение долгих лет

- сплачивали корабель­ных людей в более или менее устойчивые коллективы,
- однако высокооплачиваемая часть экипажа держалась особняком.
- Капитаны судов образовывали особые братства,
- представлявшие своеобразную форму профессио­нального объединения людей одной специальности и имущественного положения.
- По-видимому, кроме обязательств по взаимной выручке,
- их объединяло и общее сознание морального долга
- при любой опасности до конца делить судьбу со своим судном, покидать борт по­ следним.
--- «Мы, члены братства судоводителей, — заявляет араб­ский капитан в IX веке,
--- связаны обетами и клятвами не дать кораблю погибнуть, пока его не настигнет пред­определенное.
--- Мы, члены братства водителей судов, поднимаясь на борт, берем с собою наши жизни и судьбы.
--- Мы живем, пока наш корабль цел, и умираем с его ги­белью».
--- В «Чудесах Индии», сохранивших эти слова,
--- купец-судовладелец Ахмад тоже не желает покидать свое судно, когда оно разбилось. Но почему?
--- «Шлюпку спустили на воду, и 33 человека разместились в ней.
--- „Поднимайся, — сказали Ахмаду, — и садись в шлюпку".
--- „Я не покину своего судна, — от­ветил он. — Оно внушает больше надежды на спасение, чем шлюпка.
--- Если же оно погибнет, я погибну вместе с ним: не радует меня возвращение домой после потери имущества"».

Различие позиций ощутительно

- Небольшой отрывок из «Тысячи и одной ночи» дает возможность установить, что высокие моральные требо­вания,
- которые предъявляли к себе арабские капитаны в профессиональной сфере,
- распространялись и на их отношение к жертвам кораблекрушений.
- Когда Синдбад предлагает капитану спасшего его судна большое вознаграждение, тот отвечает:
--- «Мы ни от кого ничего не берем.
--- Когда мы видим по­ терпевшего кораблекрушение на берегу моря или на острове,
--- мы берем его к себе и кормим и поим так, если он нагой, одеваем его,
--- а когда мы приходим в безопасную гавань, мы даем ему что-нибудь от себя в подарок и оказываем ему милость и благодеяние ради великого аллаха».
- Бескорыстие людей, постоянно глядящих в глаза смерти, спрятанное под обиходной религиозной форму­лой,
- было свойственно и низшим членам морских экипажей.

Иллюстрирующий факт пришлось наблюдать знаменитому марокканскому страннику Ибн Баттуте

- в начале его путешествия морем из Каликута в Китай:
- «Утром в субботу джонка и какам были уже далеко от гавани.
- Джонку, пассажиры которой направлялись к Фандарайне, море бросило на утесы, и она разбилась.
- Часть людей погибла, а часть спаслась.
- На этом судне была молодая рабыня одного из купцов, который ею до­рожил.
- Он предложил награду в 10 золотых динаров тому, кто ее спасет
- (она держалась за бревно под кор­мой джонки),
- и на это отозвался один хурмузский мат­рос.
- Он вытащил ее из воды, но отказался взять динары, сказавши: „Я сделал это ради всевышнего аллаха"».

Таким образом, тип Синдбада и тип Ахмада ибн Маджида

- дифференциация которых ведет к обособле­нию двух общественных типов с нарастающей поляри­зацией

___________________________
http://www.i-u.ru/biblio/archive/shumovsciy_ara/03.aspx
Tags: араб, байка, глупость, изьм, кунсткамера, психаложэство, путешествие
Subscribe

Posts from This Journal “кунсткамера” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments