Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Categories:

Е.О. Акимушкина, "Тюремная лирика в персидской литературе XI-XIV вв.: генезис и эволюция"

Содержание

Введение 4
Глава 1. Истоки персидской тюремной лирики 15
1.1 Панегирическая поэзия 17
1.2 Любовная лирика 28
1.3 Мотивы рахил 29

Глава 2. Становление персидской тюремной лирики
(конец XI - перв. четв. XII вв.): «тюремная» касыда Масуда Саaда Салмана 38
2.1 Персидская касыда Х-XI вв 38
2.2 Мотивы рахш в персоязычной поэзии XI - XII вв. (к проблеме эволюции) 40
2.3 Тюремные мотивы в структуре касыд Масуда Саaда Салмана 50

Глава 3. Эволюция персидской тюремной лирики в XI -XIV вв 81
3.1 Развитие тюремной лирики в рамках персидской касыды XII - XIII вв.
3.1.1 Истоки и трансформации тюремных мотивов в касыдах XII-XIII вв 81
3.1.2 Композиционные варианты «тюремных» касыд XII - XIII вв 98

3.2 Тюремные мотивы в малых жанровых формах персидской поэзии XI - XIV вв. 109
«Тюремные» кыта 109
«Тюремные» газели 117
Тюремные мотивы в рубаи 119

Глава 4. Мотивы неволи в персидской поэзии XI- XIV вв.: плен и изгнание 123
4.1 Мотивы плена и изгнания в персидской поэзии XI с 123
4.1.1 Восхваляемый-пленник в творчестве Катрана Табризи 123
4.1.2 «Кумганское изгнание» в творчестве Насир-и Хосрова 138

4.2 Тематика плена в творчестве Хакани 139
4.2.1 Формирование мотивов ширванского плена в касыдах Хакани 139
4.2.2 Мотивы ширванского плена в структуре касыд Хакани 149
4.2.3 Мотивы ширванского плена в кыта и газелях 158
4.2.4 Мотив пленения повелителя 162

4.3 Керманские мотивы в творчестве Хаджу Кермани:
мотивы неволи и чужбинная лирика (к проблеме взаимодействия) 163
4.4 Тюремная образность в основных жанрах персидской поэзии XI - XIV вв.
(к постановке проблемы) 178

Заключение 187

Примечания 194

Библиография 254

Приложение 267
_____________________________________

Введение к работе:

Настоящая работа посвящена одному из жанров классической персидской поэзии - тюремной лирике. В фокусе нашего интереса находятся проблемы ее происхождения и развития на протяжении XI - XIV вв.

Исследователи уделяют внимание этому жанру в общих обзорах истории персидской литературы при рассмотрении творчества отдельных поэтов (например, Масуда Саада Салмана (1046 - 1121)), а также в работах монографического характера в ходе анализа произведений определенных авторов (например, Фалаки Ширвани (ум. ок. 1181)).
К проблематике жанра тюремной лирики обращаются и в работах, затрагивающих такие проблемы иранистики, как, например, эволюция персидской касыды в домонгольский период.

В трудах по истории персидской литературы содержатся лишь самые общие сведения о тюремной лирике, отличающиеся друг от друга большей или меньшей степенью подробности. Так, о «тюремных элегиях» в них говорится преимущественно в связи с творчеством Масуда Саада Салмана, представителя газнавидской поэтической школы, считающегося основоположником жанра тюремной лирики в персидской литературе.

Наиболее подробные сведения о тюремной лирике Масуда Саада Салмана приводит Е.Э. Бертельс. В его труде «История персидско-таджикской литературы» представлены биография поэта и фрагменты его произведений, включающие в себя тюремные мотивы.
В работе «Низами и Фузули» Е.Э. Бертельс выявляет преемственность «тюремных элегий», написанных поэтами ширванского литературного круга Хакани (1121 - 1199) и Фалаки, и «тюремных стихов» Масуда Саада Салмана: «в тюрьме Хакани написал свои знаменитые хабсийат («тюремные элегии»), явно связанные как с аналогичными стихотворениями Масуда Саада Салмана, так и со стихами Фалаки».

Я. Рипка, отмечая в своей работе «История персидской и таджикской литературы» наличие произведений в жанре тюремной лирики у Масуда Саада Салмана, Фалаки и Хакани, называет еще одного поэта - автора произведений в этом жанре, который так же, как Хакани и Фалаки, является представителем ширванского поэтического круга, - Муджир ад-Дина Байлакани (ум. ок. 1190). Изучая бытование персидской литературы па периферии (в Индии), Г.Ю. Алиев подчеркивает, что, зародившись в творчестве Масуда Саада Салмана, жанр тюремной лирики получает дальнейшее развитие в персоязычной литературе Индии, - в XIII веке к нему обращается придворный поэт делийских султанов Амид ад-Дин Санами.

Единственная монографическая работа, посвященная творчеству Масуда Саада Салмана, создана в начале прошлого века Мирзой Мухаммадом Казвини: в ней приводятся биография поэта и фрагменты его произведений, в том числе и «тюремных стихов». Однако, отдавая должное фактам, в ней содержащимся, нельзя не отметить, что в данной работе отсутствует литературоведческий анализ, и она фактически представляет собой разновидность био-библиографического очерка. В этом же ключе рассматривают творчество Масуда Саада Салмана Рашид Йасими и Негмат-заде. Рашид Йасими в своем предисловии к дивану Масуда Саада Салмана, первое издание которого вышло в 1960 году в Тегеране, уточняет и дополняет сведения, касающиеся биографии и творчества поэта, представленные в работе Казвини. Изучая произведения Масуда Сада Салмана в контексте анализа творчества поэтов так называемого «лахорского круга», Негмат-заде рассматривает и тюремную лирику Масуда Саaда, подчеркивая, что ее мотивы реализуются в ряде жанровых форм персидской поэзии - касыде, кыта, газели, рубаи, строфике.

Еще менее подробно описана тюремная лирика закавказских поэтов - Хакани и Фалаки Ширвани. Рассматривая проблему взаимоотношений Хакани и Андроника Комнена (1120 - 1185), В. Минорский указывает на наличие в касыдном творчестве поэта пяти «тюремных» касыд и предлагает перевод одной из них, снабженный комментарием. Давая характеристику, творчества Фалаки Ширвани, Хади Хасан и Р. Рустамова не обходят вниманием и его произведения в жанре хабсийат. О тюремной лирике Камала Худжанди (ум. 1400) Мирза Доулатабади вскользь упоминает в предисловии к дивану поэта, отмечая наличие тюремных мотивов в двух его произведениях - газели и рубаи.
Таким образом, в вышеперечисленных работах, посвященных творчеству поэтов-содателей тюремной лирики, констатируется факт наличия этого жанра в их произведениях, приводятся фрагменты «тюремных стихов» и более или менее подробный рассказ о пребывании в темнице и причинах заточения.

Вышеперечисленные работы при несомненной важности содержащихся в них сведений не дают представления о развитии жанра тюремной лирики в персидской литературе указанного периода, о характере связей между произведениями Масуда Саада, Хакани, Фалаки, Муджир ад-Дина Байлакани и Камала Худжанди, написанными в этом жанре.

Установить механизмы таких взаимодействий и проследить эволюцию жанра тюремной лирики в персидской поэзии XI - XIV вв. дала возможность разработанная система теоретических представлений о каноне, в том числе об этикетности литературных произведений, созданных по законам нормативной поэтики (см. соответствующие работы С.С. Аверинцева, П.А. Гринцера, А.Б. Куделина, Д.С. Лихачева, А.Ф. Лосева, Ю.М. Лотмана). В силу того, что традиционализм, являвшийся отличительной чертой художественного сознания в период Средних веков, «предполагал опору на образец (стилистический, жанровый, тематический, сюжетный и т.д.)», «и в поэтике, и в литературной практике на первый план выдвигаются нормативные категории стиля и жанра, подчиняющие себе субъективную волю автора» . Следует отметить, что «выдающиеся произведения, отмеченные яркой авторской индивидуальностью,... рассматриваются их современниками именно как вершинные творения того или иного стиля, того или иного жанра, т.е. неизменно оцениваются по законам нормативной поэтики». Являясь одной из фундаментальных категорий традиционалистского художественного сознания, жанр вызывает устойчивый интерес исследователей.

Учитывая неоднозначность терминологии, связанной с категорией жанра в литературоведении, мы, подобно тому, как это сделала М.Л. Рейснер в своем исследовании эволюции персидской газели X - XIV вв., попытаемся упорядочить ее применение в рамках данного исследования:

Под лирикой понимается род поэзии.

Виды лирики называются ее жанрами. В этой связи мы будем говорить о любовной, пейзажной, философско-аскетической и тюремной лирике.

«Жанровой формой мы будем именовать определенную, обладающую набором устойчивых черт внешнюю структуру произведения, в которой реализуется то или иное содержание».

Что же касается жанров персидской поэзии, то, как отмечает М.Л. Рейснер, «в применении к классической лирике на фарси, подчиненной общим закономерностям функционирования канонического искусства, представляется целесообразным рассмотрение поэтического наследия того или иного автора в его традиционной связи с произведениями предшественников, творивших в том же жанре или жанровой форме. Один и тот же поэт, пробовавший себя в различных жанрах традиционной лирики, ставил свой образ мысли, отношение к описываемому, средства выразительности и стиль в зависимость от того, в каком жанре он выступал. Характер проявления авторской индивидуальности находился, таким образом, в непосредственной связи с жанровым образом автора». Произведения средневекового персидского поэта в жанре тюремной лирики в плане образности, тематики, стилистики стоят ближе к произведениям других поэтов, творивших в этом жанре, нежели к произведениям того же автора, написанным в другом жанре.

Персидская классическая поэтика является системой, «производной» от арабской, так что арабская система жанров и жанровых форм оказывается перенесенной на персидскую почву. Анализируя жанровую систему средневековой арабской поэзии, Б.Я. Шидфар отмечает, что в иерархии жанров:
- мадх (восхваление) - на первом месте,
- васф (описание),
- гозал (любовная лирика),
- хамрийат (винная лирика),
- зухдийат (философско-аскетическая лирика),
- хабсийат (тюремная лирика), на последнем месте
- хиджа (осмеяние).

В арабской поэзии X - XI вв. в жанре тюремной лирики творили Абу Фирас (932 - 968), ал-Мутамид (1040 - 1095), тюремные мотивы встречаются в творчестве Ибн ал-Мутазза (861 - 908), Саида Ибн Джуди (ум. в 897 г.), по всей видимости, есть они и у Ибн Зайдуна (1003 - 1071). Нам неизвестно, какое место в жанровой иерархии арабской поэзии занимала в X - XI вв. тюремная лирика, на основании фрагментов произведений ее создателей можно предположить, что по набору мотивов она примыкала к жанру философско-аскетической лирики.

На персидской почве система арабских жанров и жанровых форм претерпевает значительные трансформации: например, газал из разряда категорий содержательных постепенно переходит в разряд категорий формальных, при этом любовные мотивы сохраняются в качестве ее тематической доминанты. Таким образом, за любовной лирикой как бы закрепляется жанровая форма.

Отметим, что исследование становления и развития жанров и жанровых форм персидской поэзии имеет прочные традиции в отечественной иранистике. Так, Е.Э. Бертельс рассматривает развитие эпической поэзии и суфийской дидактической поэмы, Л.М. Мирзоев пытается проследить поступательное развитие газели, Л.К. Козмоян обращается к эволюции рубаи на протяжении X - XII вв., З.Н. Ворожейкина - к эволюции кыта. В свете теории канона эволюцию персидской газели и касыды рассматривает M.Л. Рейснер, демонстрируя, что «любой литературный феномен, функционирующий по законам нормативной поэтики, в конечном счете не остается неизменным, а канон может быть понят только в своем историческом развертывании». Различные жанры персидской поэзии - панегирическую, любовную, вакхическую, календарную лирику и др. исследователи рассматривают в рамках жанровых форм, в которых эти жанры реализуются, например, в касыде или в газели. Проблематику жанра тюремной лирики в свете теории канона затрагивает в своих работах М.Л. Рейснер. В одной из работ она обращается к тюремным мотивам в творчестве Масуда Саада и их трансформациям в произведениях Хакани в рамках исследования эволюции персидской касыды X - начала XIII вв.: в работе освещаются вопросы поэтики тюремной лирики, выявляется характер функционирования биографических деталей, а также рассматривается категория транспозиции (иакл, перенос мотива из одного жанра в другой). В другой работе рассматривается одна из «тюремных» касыд Масуда Саада в контексте изучения проблемы отображения отношений восхвалямого и восхваляющего в средневековой персидской поэзии.

Помимо арабской и персидской, жанр тюремной лирики встречается и в других литературах, например, в английской, в литературах на языках пушту и урду, что открывает широкие возможности для сравнительно-исторических штудий. Однако монографические исследования этого жанра отсутствуют, и он снова рассматривается в общих обзорах литературы, в рамках творчества отдельных авторов (произведения ал-Мутамида в арабской традиции). Кроме того, жанр тюремной лирики может анализироваться в контексте определенной проблематики: например, в ходе изучения генезиса европейской лирики, развития афганской поэзии первой половины - середины XVIII в., рассмотрения оппозиции темницы и свободы в эпоху романтизма.

При выборе предмета исследования мы руководствовались несколькими соображениями.
Во-первых, поскольку эволюция системы жанров и жанровых форм средневековой персидской поэзии пока целиком не описана, изучение данного жанра поможет реконструкции этого процесса, например, исследование жанра тюремной лирики дает возможность уточнить некоторые аспекты развития такой синкретической жанровой формы, как касыда, таких недостаточно изученных жанровых форм, как кыта и рубаи.
Во-вторых, изучение жанра тюремной лирики способствует пониманию характера эволюции так называемых «средних» жанров персидской литературы, например, философско-аскетической и дидактической лирики.
В-третьих, анализ жанра тюремной лирики помогает изучить периферийные традиции персидской литературы - иерсоязычную литературу Индии и Закавказья, поскольку данный жанр развивается главным образом в этих регионах - в творчестве Масуда Сада Салмана, Хакани, Фалаки, Муджир ад-Дина Байлакани (Закавказье).
В-четвертых, анализ жанра тюремной лирики способствует изучению сравнительно мало исследованного творчества поэтов, писавших «тюремные стихи» (например, Фалаки, Муджир ад-Дина Байлакани, Камала Худжанди). Настоящая работа является первым монографическим исследованием жанра тюремной лирики как в отечественной, так и в зарубежной иранистике.

Цель настоящей работы заключается в выявлении генезиса тюремной лирики на персидском языке и в анализе процесса ее эволюции на протяжении XI - XIV вв. В число задач данной работы также входит определение места тюремной лирики в жанровой иерархии персидской поэзии указанного периода.

Материалом для исследования послужили собрания стихов (диваны) персидских поэтов XI - XIV вв.: Фаррухи Систаии (ум. 1037/1038), Унсури Балхи (ум. 1039/1040), Манучихри Дамгани (ум. 1040/1041), Катрана Табризи (ум. после 1072), Пасир-и Хосрова (ум. после 1075), Абу-л-Фараджа Руии (ум. на рубеже XI/XII вв.), Масуда Саада Салмана, Санаи Газнави (ум. 1130/1131), Хакани Ширвани, Муджир ад-Дина Байлакани, Саади Ширази (ум. 1292), Хаджу Кермами (1281 - 1352 или 1361), Убейда Закани (ум. между 1366 и 1373), Хафиза Ширази (ум. 1389), Камала Худжанди и др.
В качестве сопоставительного материала привлекались произведения:
Фирдоуси (ум. ок. 1021), Рудаки Самарканди (ум. 941), Абдаллаха Лмсари (1005 - 1088), Асира Ахсикати (ум. 1182), Амаака Бухараи (ум. 1147), Адиба Сабира (ум. между 1141 и 1148), Анвари (ум. ок. 1169), Джалал ад-Дина Руми (1207 - 1273), Амира Хосрова Дихлави (1253 - 1325) и др.
Диссертант также обращался к данным персидских трактатов по поэтике, поэтических антологий, исторических хроник, толковых словарей.

Ограничение материала в хронологическом плане вызвано характером развития тюремной лирики на фарси: нижняя граница определяется тем, что жанр тюремной лирики в персидскую литературу вводит в XI в. Масуд Саад Салман (1046 - 1121), который провел в заточении около двадцати лет, верхняя граница определяется затуханием жанра тюремной лирики на персидском языке в XIV в.

Тюремные мотивы в персидской литературе присутствовали как до появления тюремной лирики Масуда Сада Салмана, - в эпопее «Шах-наме» Фирдоуси, так и после оного - в поэмах Низами (XII в.) (например, в поэме «Семь красавиц») и Джами (XV в.) («Йусуф и Зулейха»), однако в этом случае мы имеем дело не с лирикой, а с эпосом, который, в силу поставленной цели исследования, мы исключаем из своего рассмотрения.

В основе тюремной лирики лежит ситуация пребывания в заточении, т.е. в неволе. Однако тюремное заключение представляет собой частный случай пребывания в неволе, поскольку понятие неволи включает в себя пребывание в плену, в изгнании, под домашним арестом и т.п. Кроме того, мотивы неволи могут пониматься метафорически: пребывание в заточении или в плену рассматривается как пребывание в оковах всего бренного - материального мира, плоти, страстей. В настоящей работе рассматривается бытование мотивов неволи в персидской поэзии указанного периода, в том числе взаимодействие мотивов тюремной лирики с другими мотивами неволи (см. Главу IV).

Особенности жанра, за которым стоит внелитературная ситуация пребывания в заточении, обуславливают и специфику работы с источниками, поскольку для выявления произведений в жанре тюремной лирики необходим анализ сочинений разнообразного содержания - не только сборников стихов поэтов (диванов), но и, например, исторических хроник, антологий, агиографической литературы. Именно благодаря анализу исторической хроники Ибн Биби (XIII в.) была выявлена касыда высокопоставленного чиновника из Малой Азии Шамс ад-Дина Исфагани (XIII в.), содержащая тюремные мотивы. Таким образом, данные исторических хроник свидетельствуют о том, что жанр тюремной лирики продолжает функционировать в XIII в., поскольку за исключением этой касыды, в XIII в. у нас нет ни одного произведения, относящегося к тюремной лирике.

Для того чтобы сформировать более или менее четкое представление о том, какое значение имела тюремная лирика в персидской литературе указанного периода, недостаточно только проанализировать соответствующие произведения, следует также обратиться к самосознанию персидской литературной традиции, которая их создавала. В этой связи необходимо рассмотреть труды персидских теоретиков поэзии XI - XV вв.

В основных персидских поэтологических трактатах, например, в произведениях Рашид ад-Дина Ватвата «Сады волшебства в тонкостях поэзии» - Хадаик ас-сихр фи дакаик аш-ишр (XII в.), Шамс-и Кайса ар-Рази «Свод правил персидской поэзии» - Алмуджам фи маайир атар ал-аджам) (XIII в.) и Хусайна Ваиза Кашифи «Чудеса мысли в искусстве поэзии» - Бадан, ал-афкар фи санаи ал-ашар (XV в.) описание жанра хабсиййат не встречается, однако это не означает, что «тюремные стихи» Масуда Саада не включались в поэтологические трактаты в качестве иллюстрации одного из поэтических приемов. Так, Ватват вводит «тюремные стихи» Масуда Саада в свой трактат, описывая фигуру "ал-калам ал-джами".

«Этот прием ("калам ал-джами") заключается в том, что поэт включает в свои бейты мудрые мысли, поучения и жалобы на судьбу.

Благословение Аллаху, взгляни на эту удачу и жизнь: ведь отныне до смерти моей домом мне будет тюрьма. Уподобилось гребню с частыми зубцами мое сердце от горя, так что я увидел волосы белыми зубцами в гребне (пер. Н.О. Чалисовой).

Комментируя эту фигуру, Ватват отмечает, что она часто встречается в его произведениях, в частности, в его тюремных стихах:
«Большинство стихов Масуда Саада Салмана содержат [прием] калам ал-джами в особенности те, что он сложил в тюрьме (дар хабс).
В этом стиле ни один из персидских поэтов не идет в сравнение с ним ни по красоте мотивов, ни по изяществу [их выражения] в словах» (пер. Н.О. Чалисовой).

В данном случае в философско-аскетическую лирику (зухдиййат) включены тюремные мотивы: так, с жалобами на седину соседствуют жалобы на пребывание в заточении.

Выделение тюремных жалоб из массива жалоб на судьбу обнаруживается не в трактатах по поэтике, а в произведении Низами Арузи Самарканди (XII в.) «Собрание редкостей, или Четыре беседы» (Мадэнама ап-навадир йа чахар макала). Излагая историю ареста Масуда Саада Салмана, Низами Арузи называет его стихи, содержащие тюремные мотивы, хабсиййат (букв, «тюремные [стихи]». - Е.А.): «... мудрые и справедливые люди знают, какой степени великолепия достигли тюремные [стихи] (хабсиййат) Масуда и насколько [они] были красноречивы».

Как показывают исследования, персидские поэтологические трактаты фиксируют явления поэтической практики с некоторым опозданием. Точно такая же ситуация наблюдается и в случае с упоминанием тюремных стихов в произведении Низами Арузи: он описывает реальность, уже укоренившуюся в персидской поэзии. Так что впервые в персидской традиции тюремные жалобы получают собственное наименование, прочно закрепившееся за ними и в исследовательской практике.
____________________________________________
Диссертация канд. филол. наук : 10.01.03 : Москва, 2004, 319 c. РГБ ОД, 61:04-10/1006
http://www.lib.ua-ru.net/diss/cont/91777.html

Bonus: М.Л. Рейснер, "ВВЕДЕНИЕ В ИРАНСКУЮ ФИЛОЛОГИЮ" -
http://www.iaas.msu.ru/pub_r/online_r/reisner/iranfil.html
Tags: дисер, иран, литерадуроведение, поэзия, тюрьма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments