Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Хуршед Шахбозбекович Кабиров, "Специфические особенности языка поэзии Джалаладдина Руми" - 1

Часть 1. К Части 2: http://hojja-nusreddin.livejournal.com/2567144.html
_____________________________________________
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук


10.02.22 – Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (таджикский язык)

Душанбе – 2009


Работа выполнена
на кафедре истории языка и типологии Таджикского национального университета


Научный руководитель
:
кандидат филологических наук, доцент Анвари Сулаймон


Официальные оппоненты
:
доктор филологических наук, профессор Джураев Гаффар,
кандидат филологических наук, доцент Сабиржонов Соледжон


Ведущая организация
: Таджикский государственный педагогический университет им. С. Айни


Защита состоится
«_29_» Декабря 2009 г., в __часов на заседании диссертационного совета Д 737.004.03 по защите докторских и кандидатских диссертаций по филологическим наукам при Таджикском национальном университете (734025, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17).
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Таджикского национального университета (734025,г.Душанбе, пр. Рудаки, 17).


Автореферат разослан
«24» Ноября 2009


Ученый секретарь
диссертационного совета:
доктор филологических наук, профессор Нагзибекова М.Б.


Общая характеристика работы

Актуальность темы
.
Изучение и исследование творческого наследия классиков, в особенности их поэтического наследия с точки зрения языковых особенностей, имеет особое значение, так как, с одной стороны, язык является основным элементом всех литературных жанров, с другой стороны, язык поэзии имеет свои специфические особенности. Поэтому анализ языковых особенностей наследия того или иного поэта дает нам возможность определить его талант, мастерство, стиль изложения и степень его популярности.

При изучении поэзии Джалаладдина Руми выяснилось, что некоторые его специфические языковые особенности по своей привлекательности и уникальности, т.е. по структуре и содержанию отличаются от языковых особенностей других поэтов персидско–таджикской литературы. Эти специфические языковые особенности поэзии Джалаладдина Руми заключаются в искусном отклонении и нарушении традиционной нормы литературного языка в области грамматики (особенно при словообразовании) и в изобильном использовании элементов разговорного языка хорасанского региона, которые определяют актуальность данной диссертационной работы и стали одной из основных причин признания всемирной популярности Джалаладдина Руми.

В связи с этим, как отмечает проф. А. Насриддин: «Язык «Маснавии маънави» (как и язык «Девони кабир» – К.Х.) существенно отличается от языка других классиков персидско-таджикской литературы. Мавлоно в своих произведениях наряду с философскими, правовыми, мистическими и кораническими терминами, также широко использовал слова и обороты разговорной речи. Большинство из этих элементов разговорной речи принадлежат представителям персоязычного населения Центральной Азии, так как Джалаладдин Руми был воспитанником этой среды. Поэтому использование большого количества вышеназванных элементов в произведениях Мавлоно создавал некоторые трудности для восприятия персоязычным населением других регионов. Эти особенности и послужили причиной возникновения ряда работ по комментарии к вышеуказанным элементам» (9, 78-79).

В действительности, использование элементов разговорной речи, которые, с одной стороны, способствуют упрощению литературного языка а, с другой стороны, обогащают его словарный запас заслуживает глубокого исследования, так как, по мнению Пушкина, «…основным материалом для создания общенационального языка должна послужить речь народная. В этом отношении Пушкин был несомненным последователем Ломоносова и довёл до конца начатое тем дело» (3, 176-177). К тому же, в большинстве случаях элементы разговорного языка по глубине содержания и стилистическому оттенку превосходят свои литературные синонимы (аналоги).

Исследователь творчества Джалаладдина Руми С. Назарзода не без основания и справедливо считает, что он «…сочинял на разговорном языке» (8,6). «Язык Маснави» полон живых разговорных слов и по настоящее время понятен сегодняшнему читателю» (8, 10).

Степень разработанности проблемы
.
Мавлоно Джалаладдин Мухаммед Балхии Руми (1207-1273) является выдающимся представителем персидско-таджикской литературы. Его произведения, в особенности «Маснавии маънави» и «Девони кабир», снискали мировую известность. Джалаладдин Руми среди поэтов-мистиков занимает лидирующее положение. Еще в середине прошлого столетия известный русский востоковед Е.Э. Бертельс, изучая произведения Фаридаддина Аттора, писал: «Если Аттор – поэт только персидский, то Джалал ад-дин поэт мирового масштаба, который будь он известен шире, стал бы достоянием всего человечества, подобно Шекспиру и Гёте» (1, 341).

Но в силу политико-идеологической ограниченности советского периода этот выдающийся представитель персидско–таджикской литературы не был знаком широкой публике, так как его произведения наряду с произведениями других не менее известных авторов считались религиозными и ненужными, а общечеловеческим ценностям этих произведений не придавалось должное значение. А в действительности, по мнению академика Б. Гафурова, основу наследия поэтов-мистиков, в частности Джалаладдина Руми составляли «…идеалы благородства и гуманизма», они в своих произведениях «…использовали простой и благозвучный стиль, народные словосочетания и пословицы» (4, 594). Однако в советский период из числа немногочисленных работ о жизни и творчестве Джалаладдина Руми, ни одна работа не была посвящена особенностям языка его произведений.

После объявления ЮНЕСКО 2007 г. - годом Джалаладдина Руми ряд таджикских ученых написали цикл статей о жизни и творчестве великого поэта. Но следует отметить, что эти статьи охватывают только философские, этические, литературные и мистические стороны творчества поэта. За рубежом, особенно в Иране, жизни и творчеству поэта посвящены многочисленные научные исследования. Только за последние 5 лет были изданы 273 научных работ (6, 349 - 381), но среди этих многочисленных исследований также единицы посвящены языку произведений Джалаладдина Руми.

В таджикском языкознании особенностям языка произведений Джалаладдина Руми посвящены несколько статей и работ профессора Касымовой М.Н.(7), Буриева Ш.Р.(2) и Джуразода Ш.(5). Однако язык поэзии Джалаладдина Руми до такой степени отличается привлекательностью, оригинальностью и разнообразием, что существующие работы в этом направлении недостаточны для полного отражения мастерства великого поэта и глубокого исследования всех языковых особенностей его произведений.

Цель и задачи исследования
.
Исходя из актуальности исследования и степени изученности темы, основной целью диссертационной работы является комплексное исследование специфических грамматических особенностей и элементов разговорного языка Хорасанского региона на примере материалов «Маснавии маънави» и «Девони кабир». Для достижения поставленной цели определены и решены следующие задачи:
- кратко определить точку зрения Джалаладдина Руми в отношении языка;
- выявить мастерства Джалаладдина Руми и его творческий подход в отношении языковых норм и выборе словообразовательных средств;
- проанализировать целенаправленное отклонение и нарушение традиционной нормы литературного языка в области грамматики;
- исследовать особенности словообразования сложноподчинённого типа (словосложения) в языке Джалаладдина Руми;
- систематизировать элементы разговорного языка и сгруппировать их по смыслу;
- определить особенности функционирования элементов разговорного языка в контексте поэзии Джалаладдина Руми.

Основные методы исследования
.
Для достижения поставленной цели и решения задач были использованы методы:
- синхронно-диахронического анализа,
- сопоставления языковых фактов, а также
- лексико-семантического и структурно-семантического анализа.

Научная новизна

диссертации заключается в том, что в таджикском языкознание впервые в монографическом плане проводится исследование специфических грамматических особенностей и элементов разговорного языка Хорасанского региона (точнее северо-восточный Афганистан и нынешний Таджикистан) эпохи Джалаладдина Руми на основе его произведений «Маснавии маънави» и «Девони кабир».

Теоретической основой диссертации
послужили основополагающие труды таких известных ученых России, Таджикистана, Ирана и Афганистана, как В.В. Виноградов, О.С. Ахманова, Г.О. Винокур, Н.М. Шанский, Е.М. Галкина-Федорук, Д.Н. Шмелёв, О.Б Сиротина, Н. Маъсуми, М.Н. Касымова, Р. Гаффаров, Б. Камолиддинов, Х. Маджидов, Д. Саймуддинов, С. Назарзода, А. Насриддинов, Д. Ходжаев, А. Хасанов, Ризо Ашрафзода, Таки Вахидиёни Комёр, Мухаммед Хусейн Ямин и др.

Теоретическое значение
.
Научно-теоретическая ценность данной работы заключается в том, что она является первым монографическим исследованием комплексного анализа элементов разговорного языка Хорасанского региона и грамматических особенностей на основе разговорной речи всемирно известных произведений Джалаладдина Руми.

Результаты и выводы диссертационной работы могут быть использованы при исследовании таджикской исторической лексикологии и диалектологии, словообразования, при составлении нового полного многотомного словаря таджикского литературного языка, а также при написании учебных пособий. Результаты исследования также внедряются в учебный процесс при чтении курсов «Лексикология» и «Диалектология» на факультете таджикской филологии Таджикского национального университета.

Практическое значение работы

заключается в том, что материалы и научные выводы диссертации могут быть использованы в процессе составления и чтении курсов лекции по лексикологии и истории литературного языка, спецкурсов и спецсеминаров по проблемам исторической лексикологии, диалектологии и словообразования таджикского языка.

Источники исследования
.
Объектом исследования является комплексный анализ элементов разговорного языка Хорасанского региона и мастерство словообразования Джалаладдина Руми на основе материалов «Маснавии маънави» (содержит 25635 бейтов) и «Девони кабир» (охватывает 3329 газелей).

Апробация работы
.
Диссертационная работа обсуждена на расширенном заседании кафедры истории языка и типологии Таджикского национального университета (протокол № 4 от 27.10.2009г.) и рекомендована к защите.

По материалам исследования представлены выступления и доклады на научных конференциях профессорско-преподавательского состава Таджикского национального университета (2007–2009 г.г.) и общереспубликанской научной конференции молодых ученых и специалистов Республики Таджикистана (2006).
Основные положения диссертации отражены в опубликованных научных статьях, перечень которых приводится в конце автореферата.

Структура диссертации
.
Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.


Основное содержание работы
.
Во введении обоснованы выбор темы исследования, её актуальность и степень изученности, определены цель и задачи исследования, его новизна и методологические основы, аргументированы теоретическая и практическая значимость исследования, обоснована структура работы.

1-я глава – «Фонетические и грамматические особенности поэзии Джалаладдина Руми»

состоит из 2-х разделов.

В начале главы вкратце рассматривается точка зрения Джалаладдина Руми о заметной позитивной и негативной роли языка в жизни человека и общества, т.к. язык для Мавлоно это дар от Бога, а именно:
Сухан ба назди сухандон бузургвор бувад,
Зи осмон сухан омад, сухан на хор бувад.

Цену слова знает тот, кто владеет им,
И не будет унижено слово, ибо божественное оно.
-- (К., 378) [сокращения K – куллият, M – Меснави; все переводы - автора]

Исследуя данный вопрос, с уверенностью можно констатировать тот факт, что в истории персидско-таджикской литературы трудно найти кого- либо, кто наравне с Мавлоно смог бы воспевать значение и могущество языка:
Одамї махфист дар зери забон,
Ин забон пардаст бар даргоњи љон.

Человек скрывается в замке словесном,
Язык – это занавес дворца души.
-- (М.,140)

Оламеро як сухан вайрон кунад,
Рўбањони мурдаро шерон кунад.

Целый мир сумеет разрушить слово,
И дохлую лису превращает оно во льва.
-- (М.,56)

Для Мавлоно язык это божественное чудо, сила которого способна воскресить мёртвого.
Далее анализируется фонетические и грамматические особенности поэзии Джалаладдина Руми.

1.1 – «Фонетические особенности»

посвящен фонетическим явлениям, которые характерны как элементам разговорной речи, так и нормам языка поэзии. В диссертации анализу подвергаются различные фонетические явления, выявленые в поэзии Мавлоно.

1.1.1 - Редукция

В том числе, подробно описывается и аргументируется обильным фактическим материалом такое явление как которую мастерски использует Мавлоно при уравнивании метрики и рифмы своих стихотворных строк:
роњ-рањ (дорога), моњ-мањ (луна), гоњ-гањ (иногда), гувоњ-гуво (свидетельство), кафк-каф (пена), торик-торї (темно), зудтар-зутар (быстро), кўза-кўз (кувшин), ки аз - к-аз (от), ки ин – к-ин (это), инак-нак (итак, следовательно), чунон ки – чу-к (как), зеро-эро (ибо, так как), урён-ур (голый, обнажённый)

и др.:

В-он дигар уру барањна, лоша боз,
Лек доманњои љома (й) ў дароз.

А тот – другой –обнажен и гол,
Но до земли ее одежды подол.
-- (М., 282)


Шери Њаќќам, нестам шери њаво,
Феъли ман бар дини ман бошад гуво.

Создателя я лев, а нетленный царь животных,
Мой нрав свидетельствует о моей вере.
-- (М., 112)

1.1.2 - афзоиш (прибавление)

используемое Руми также в целях соблюдения поэтических норм и правил:
китф-китиф (плечо), лоф-лоюф (хвастовство, пустословие), нахл-нахла (пальма), дарун-даруна (внутрь), накд-накда (наличный), шино-ошино (плавание)

и др.:
Як фаќењу як шарифу сўфие,
Њар яке шўхе, баде, лоюфие.

Правовед один, благородный другой и суфий третий,
И каждый славиться озорством, коварностью и пустословием.
-- (М., 171)

В этой части диссертации рассматриваются и другие фонетические особенности языка поэзии Руми:

1.1.3 – Имале

[имола - написание и произношение звука –э (-е) вместо -о («а» долгого)]:
њисоб-њисеб (счет), хост-хест (желание), фитод-фитид (упасть), китоб-китеб (книга), эътимод-эътимед (доверие, уверенность), имом-имем (имам, духовное лицо)

и др.:
Аз шањри ту рафтему туро сер надидем,
Аз шохи дарахти ту чунин хом фитидем.

И покинули твой стан, не насладившись красотою твоей,
И выпали как незрелый плод под деревом твоим.
-- (К., 571)

1.1.4 - Переход звуков

в процессе развития таджикского языка:
ж на љ, д на т, в на б, г на ќ, л на р, ќ на ѓ:


Дасташон каж, пояшон каж, чашм каж,
Мењрашон каж, сулњашон каж, хашм каж.

И руки кривые у них, и ноги, и взгляд,
И любовь кривая у них, как и мир и гнев.
-- (М., 82)

Чун бароям бар сари кўњи баланд,
Охири аќба бибинам њушманд.

Как мне добраться до вершины горы,
И увидеть конец перевала в здравом уме.
-- (М., 200)

1.1.5 – Метатеза

Авсито (Авасто), Оњриман (Ањриман), Сирофил (Исрофил), шикол - ишкол (трудность), ифришта - фаришта (ангел), иштоб - шитоб (поспешность), истам - ситам (мучение), испед - сафед (белый), истора - ситора (звезда), истоиш - ситоиш (хвала), бирешим - абрешим (шёлковые нити), ишкоф - шикоф (дыра), ишканља - шиканља (мучение), устун - сутун (опора, стойка), ишкор - шикор (охота), испоњ - сипоњ (армия), гулситон - гулистон (цветник, сад), фусўс - афсўс (сожаление, жалость), ишпуш - шапуш (вошь)

и др.:
Эй Сирофили ќиёматгоњи ишќ!
Эй ту ишќи ишќу эй дилхоњи ишќ!

О, ангел-трубач любви воскрешенье,
О, любовь по своей сути, любви вожделенье.
-- (М., 335)

Ки биљўям ишпушат, шират дињам,
Чоруќат дўзам ману пешат нињам.

И поищу вошь твою, молочком покормлю,
Позабочусь о тебе и тепло обую.
-- (М.,587)

Применение вышеуказанных фонетических явлений свидетельствует о том, что Мавлоно, в основном, использовал их для соблюдения рифмы и метрики стихотворения, но, с другой стороны, подобный стиль сочинения указывает и на его склонность к элементам разговорной речи.

1.2 - «Грамматические особенности»

включает в себя подразделы: морфология и синтаксис.

1.2.1 - аффиксальное словообразование

1.2.1.А - префиксальное словообразование

Мавлоно использовал те словообразовательные морфемы, которые употребляются и в современном таджикском языке:
(во-, но- (на-), ло-, ме-, бе-, би-)
.
Однако Мавлоно употреблял их с такими основами, которые для современного этапа развития таджикского языка являются уникальными и отсутствуют в словарях персидско-таджикской литературы:
вомагир, вопасрав, ноусто, ноњаким, ногунљ, бешукрї, бенадид, лонадид, мерав, ме-орд бехт
и др.

К примеру:
Гар мисе гардад зи гуфторат нафир,
Кимиёро њељ аз вай вомагир.

Если медь превращается в горн под чарами твоей речи,
И нет никакой заслуги алхимии в этом.
-- (М., 393)

Ў напояд пеши њар ноусто,
Њамчу товусе ба хона(й) русто.

И не задержится он долго перед неумелыми людьми,
Как и благородный павлин в сельском дворе.
-- (М., 127)

Батни чорум аз набї худ кас надид,
Љуз Худои беназири бенадид.

Не увидел никто пророка четвертое потомство,
Кроме создателя бесподобного и необозримого.
-- (М., 324)

1.2.1.Б - суффиксальные морфемы

Создавая новые лексические единицы при помощи:
- гоњ (- гањ), - када, - она, - ин, - ак, - ча, - нок, - гар, - гарї, - истон, - тар и др.,

Мавлоно доказал, что он является великим знатоком своего родного языка и искусным создателем оригинальных средств выражения. Созданные им новые слова отличаются уникальностью, их подобие изредка встречается в творчестве других мастеров слова, и что немаловажно, по нашему мнению, их изяществом и содержанием восхищены поклонники и носители таджикского языка не только сегодня, но и при жизни самого Джалаладдина Руми:

Хас хасона меравад бар рўйи об,
Оби софї меравад беизтироб.

Да, плывет всякий мусор по воде,
Нет прозрачной воды для беспокойства повода.
-- (М., 130)

Дар ишќ куљо бошад монанди ту ишќине,
Шоњон зи њавои ту дар хирќаи далќине.

Непросто найти в стране любви такой возлюбленной как ты,
Повелители свой трон меняют ради твоей любви на отрепье.
-- (К., 969)

З-он, ки ними ў зи айбистон бувад
В-он дигар нимаш зи ѓайбистон бувад.

Тленна и порочна одна его половина,
Но божественна другая половина.
-- (М., 193)

Особое отношение проявляет Мавлоно к суффиксальной морфеме –ак с ласкательным и уменьшительным оттенком, которая помимо формообразовательных функций проявляет и характер словообразовательного суффикса. Этот суффикс для Руми является одним из наиболее употребительных языковых средств, с помощью которого образован ряд оригинальных лексических единиц, которые намного расширили его смысловой и функциональный диапазон, тем самым, обеспечив гармонию языка поэзии и языковых средств разговорной речи.

Следует отметить, что в своей словотворческой деятельности и использовании словообразовательных средств Джалаладдин Руми не всегда придерживает установившихся грамматических норм и принципов словообразования таджикского языка. В частности, Джалаладдин Руми увеличил амплитуду сочетаемости суффикса сравнительной степени прилагательных и наречий –тар и применил данный суффикс по отношении к существительным и местоимением:
чўпон- пастух, оњан-железо, доњї- вожд, љон- душа, савсан- ирис, ман- я в форме: чўпонтар, оњантар, доњитар, љонтар, савсантар, мантар (ї) и др.

Отличительной особенностью языка Джалаладдина Руми следует признать и использование суффиксальной морфемы –лон со значением места и изобилия, которая наблюдается в составе таких лексических единиц как тарёќлон-место опиума, намаклон-солончаковое место, маънилон-место смысла). Эти уникальные средства выражения не наблюдаются ни на среднеперсидском, ни на новоперсидском этапе развития таджикского языка. Можно предположить, что данный суффикс восходит от суффикса - дон:
намаклон-намакдон (очевидно, что звук «д» в определенных случаях переходит на «л»: гўлак-кўдак).

Дар намаклон чу хари мурда фитод,
Он хариву мурдагї як сў нињод.

(Когда) застрял как осел мертвый в солончаках,
Тут же избавился от ишачества и вялости.
-- (М., 152)

1.2.2 - «Сложные слова подчинённого типа»

Данную тенденцию Мавлоно развивает в области образования сложных слов подчинённого типа. В этом направлении Мавлоно проявляет особое мастерство. Им искусно и мастерски образованы несколько сотен сложных слов подчинённого типа, многих из которых следует отнести к новообразованиям и современного этапа развития языка, поскольку не встречаются ни в толковых таджикских и персидских словарях, ни в произведениях других литераторов. Вполне закономерно, что данный вопрос привлек внимание профессора Касымовой М.Н., которая на примере словообразования четырёх лексических единиц, выражающих основные элементы бытия с точки зрения философии:
(об - вода, оташ - огонь, хок –земля, бод -ветер)

показала высочайшее искусство словотворчества Мавлоно (7).

Необходимо отметить, что многие слова, созданные Мавлоно трудно передать одним словом (выражением), так как они включают в себя сложные понятия, в большинстве случаев имеют переносный смысл и, кстати, часть из них уже вошли в новый «Таджикско-русский словарь» – «Фарњанги тољикї ба русї» (Душанбе, 2006).
(О восточная неторопливость! – Х.Н :)

В диссертации в качестве иллюстративного материала предлагается большая группа сложных слов со структурно-семантическим анализом производных основ, в том числе:
дўзахгулў (с адским горлом),
зиндасухан (с живым словом),
пурќанд (с изобилием сахара),
гумонангез (вызывающий сомнение),
аввалбин (ясно представляющий начало чего-л.),
охирбин (дальновидный),
охирандеш (думающий о последствиях),
ѓалатафкан (избавляющийся от ошибок),
нонкўру обкўр (неблагодарный),
поймард (курьер, почтальон),
сиёњахтар (несчастный, невезучий),
бимдил (со страхом на сердце, тревожный),
девмардум (злонравный, нечестивый, злодей, негодяй),
сагпўст (со шкурой как у собаки),
талхгавњар (с горькой начинкой; имеющее сомнительное происхождение),
рўбањшона (с лисиным заплечьем),
нонхоњ (требующий хлеба, еды),
кажумед (имеющий коварные, плохие надежды),
гандамаѓз (имеющий дурные мысли),
наргадо (нищий мужчина),
поймузд (плата за визит; награда),
шишадил (с тонким сердцем),
гадочашм (ненасытный),
нонхўриш (трапеза, закуска, приправа),
суханобод (место, где слово имеет особый статус),
хоммард (незрелый человек),
ишќомез (содержащий любовь),
борикњарф (владеющий изящной речью),
сустриш (дурак),
хомриш (полоумный),
айбчин (ищущий недостатки, придирчивый),
суханкаш (носящий на себя тяжесть слова),
суханкуш (наступающий на горло слова, тот, кто не дает возможность выговаривать),
кўњнаомўз (изучающий старинное, древнее),
дањдила (многосердечный),
хурдабин (с тонким взглядом) и др.

На основе вышеуказанных слов следует подчеркнуть, что частичное отклонение Мавлоно от грамматической нормы по словообразованию, по мнению исследователей, свидетельствует о том, что, с одной стороны, его мистическая мысль и чрезмерно высокое размышление не поддаются нормам и законам языка, особенно при исполнении самоъ (танец суфистов), с другой стороны, это указывает на его склонность к разговорной речи.

1.2.3 - «Синтаксические особенности»

В этом разделе исследуются характерные синтаксические особенности поэзии Мавлоно. Несмотря на то, что Джалаладдин Руми соблюдает устоявшиеся принципы образования словосочетаний и предложений, в том числе, частое использование предложно-послеложной конструкции:

Бар каф нињода онро аз бањри дилситонро,
Он гањ бикард саљда, бўсид остона.

Положив его на ладонь, предложил возлюбленной,
Сделал глубокий поклон и поцеловал порог.
-- (К., 891)

или чрезмерное использование послелога –ро вместе традиционного и ставшего нормой изафетного предлога барои:
</i>
В-он буз аз бањри миёни рўзро,
Яхние бошад шањи пирўзро.

Для обеденной трапезы эта коза,
Будет украшать как холодец стол короля,
</i>-- (М., 95)

однако в области синтаксиса его поэзии наблюдаются специфические особенности, т.е. нередко наблюдается многократное использование одного и того же слова в функции определения для одного и того же определяемого.
Например:
Аз њама авњому тасвирот дур,
Нури нури нури нури нури нур.

Избавленный от всякого подозрения и искажения,
Ярчайший свет и светлейшее сияние.
-- (М., 613)

Ало, ай љони љони љон,чу мебинї, чї мепурсї?!
Ало, ай кони кони кон,чу бо мої, чї метарсї?!

О душа, моя душа, зачем спрашивать когда все наяву?!
О бесценный клад, когда ты с нами, то нечего бояться!
-- (К., 946)

Следует подчеркнуть, что последовательное использование одного и того же слова характерно для разговорной речи (11) и в настоящее время также часто употребляется при ласкания и настойчивости.

2-я глава – «Элементы разговорного языка в поэзии Мавлоно Джалаладдина Руми»,

посвящена исследованию тех средств выражения, происхождение которых относится к разговорной речи.
Общеизвестен тот факт, что, если поэты не служили во дворцах правителей, и не занимались сочинением хвалебных од, тогда они находились среди народных масс и на их творчество естественным образом оказывали влияние этнокультурная среда и духовные явления народной жизни. По этому поводу вызывает определенный интерес мнение иранского исследователя Нусратулло Динмухаммад Карасфи:«Из-за недостаточного внимания правителей из династии Сафавидов к хвалебным стихотворениям, поэзия вышла из стен дворцов к народу. (10, 112).

Мавлоно тоже находился среди своих мюридов (учеников- последователей) и различных категорий людей и этот факт в конечном итоге оказал влияние на его лексику и стиль изложения, создал предпосылки для широкого и уместного использования элементов народной речи в языке его произведений.

По содержанию и структуре названные элементы подразделяются на 3 группы.

2.1 – «Разговорные слова и сочетания адъективного отношения с положительным оттенком»

Данный раздел делится на 3 подраздела:

2.1.1 - анализ слов и сочетаний с нейтральным и позитивным оттенком:

шарфа (шарканье, шум шагов), гўлак (ребёнок), пашша (муха), бурут (усы), пушк (навоз), сунб (копыто, подошва), карч (ломоть, кусок), хатнасур (обряд обрезания), изор (шаровары), њамшира (сестра, молочная сестра), моч (поцелуй), кампир (старуха), фоида (прибыль), гила (жалоба, сетование), даф (бубен), шў (муж), тоќї (тюбетейка), чоруку потоба (вид обуви из сыромятой кожи без подметки и каблуков, портянка), таффу бўй (неприятный запах) и др.

Например:
Шарфае бишнид дар шаб мўътамад,
Баргирифт оташзана, к-оташ занад.

И ясно услышал он шаги в темноте,
Пощупал спички, чтобы зажечь огонь.
-- (М.,568)

Дар он хона самоъи хатнасур аст…

В том доме пиршество по поводу обрезания…
-- (К., 875)

Намеої, сар аз тоќї бурун кун,
Бубин ин ѓулѓула, ѓавѓои мастон.

Почему не приходишь? Освобождайся от головного убора,
Прислушивайся к этому шуму, это пьяная ссора.
-- (К., 714)

2.1.2 - слова и словосочетания, обозначающие признак и качество:

ширгарм (тёплый), љушољўш (горячий), ганда (плохой), шикоф (дыра), омўхта (привыкший), балегў (подхалим), гаргин (шелудивый, грязный), шал (хромой), карру фар (помпезность), каљу маљ (кривой) и др.

Например:
В-арна талху тез молидї дар ў,
Ганда гаштї, нохушу нопокбў.

(Не то), мазал его острыми и горькими приправами,
И исходила от него вонь нестерпимая.
-- (М.,344)

Чунки дорад аз харидораш нанг,
Хун кунад бемору карру шаллу ланг.

Поскольку стыдится он покупателя своего,
Пускает кровь больным, глухим и хромым (пациентам).
-- (М., 46)

2.1.3 - анализ слов и сочетаний, выражающих понятия действия и состояния:

мунгидан (тихо, т.е. про себя говорить или петь), турунљидан (сжать), лат кардан (избивать), дам гирифтан (отдохнуть), кофтан (искать, копать), хап (тихо) и др.

Пас њамемунгид бо худ зери лаб,
Дар љавоби фитратам он булаљаб.

И тогда он бормотал про себя без меры,
В ответ на мои изысканные манеры.
-- (М., 359)

Рў бигардонад ба сўйи дасти чап,
Дар табору хеш гўяндаш, ки хап.

Как поворачивается лицом на левую сторону,
А там родные - советуют ему молчание.
-- (М., 270)

2.2 - слова и сочетания, выражающие негативные эмоции и чувства

2.2.1 - слова и сочетания, отрицательно характеризующее субъект или понятие.

К их числу относятся:
њалпанд (глупец, лодыр), ришханд (насмешка), хирасар (дурак), ѓаром (мошенник), лаванд (лодыр, бездельник), гандапири зол (хитрая старая карга) и др.

Например:
Эй муѓаффал! Риштае бар пой банд,
То зи худ њам гум нагардї, эй лаванд.

Ой, невежда, натяни ниточку к своим пятам,
Дабы не потерять самого себя, растяпа!
-- (М., 223)

Аз ту, эй бенаќши бо чандин сувар,
Њам мушаббањ, њам мувањњид, хирасар.

От тебя, о невидимый, но многоликий,
И подобающий, и монотеист стал глубцами.
-- (М., 121)

2.2.2 - слова и сочетания вульгарного и презрительный характера, оскорбления и брань:

бангї (наркоман), авбош (хулиган, сброд), гиљ (дурак), аблањ (глупец), хар (осёл), ишак (осёл), пирхар (старый осёл), саг (собака), рўбоњ (лиса), модарѓар (гулящая мать), гиљи гољ (чрезмерный дурак), и др:

Кору боре, ки надорад пову сар,
Тарк кун, эй пирхар, эй пирхар.

Оставь дела без начала и конца,
Осел старый, зачем гнать гонца?
-- (М., 663)

Ту, хари ањмаќ, зи андакмоягї,
Бар замин мондї зи кўтоњпоягї.

Эй, ты, осел недоразвитый, за неимением достоинства,
Пригвоздили тебя, виной тому низкое происхождение.
-- (М., 195)

Саг найї, бар устухон чун ошиќї,

Не собака же, ты, откуда такая страсть к костям…
-- (М., 132)

Следует отметить, что лексические единицы осёл, собака, лиса использованы по отношении к человеку, который по своему характеру или поведению напоминает соответствующего животного.

2.3 - «Устойчивые словосочетания в поэзии Джалаладдина Руми»

посвящен анализу фразеологических единиц поэзии Мавлоно.

При создании своих великих поэтических творений Джалаладдин Руми наряду с лексическими единицами разговорного языка часто использовал и фразеологизмы, популярные в народной речи. В основном эти фразеологизмы использованы в устоявшихся формах и структурах, но при необходимости по отношении к ним Джалаладдин Руми применял творческий подход и с мастерством адаптировал экспрессивные средства выражения к своей поэзии. В диссертации анализируется большое количество фразеологизмов, часть из которых являются следующие выражения:
сар хоридан (чесать голову = колебаться),
бў набурдан (не догадаться),
гич гаштан (голова закружилась),
сару по гум кардан (запутаться, растеряться),
лаб газидан (прикусывать губу от изумления, сильно удивиться),
нафас бастан (захвативать дух, остановка дыхания),
теѓ бар ѓилоф кардан (перестать говорить),
њаво гирифтан (достигнуть высокого положения или нажить большое состояние (без труда и усилий)),
миён бастан (горячо, или энергично приниматься за что-либо),
паси гардан (сар) хоридан (быть в нерешительности),
даст шустан (перестать что- либо делать, отказаться от чего-либо),
хоб дар чашм њаром кардан (потерять сон),
гарав бастан (заключить пари с кем-либо),
дањон боз мондан (быть в изумлении, удивляться),
љигарњо сўхтан (горевать, печалиться),
остин афшондан (отмахиваться от кого или чего-л.),
бод паймудан (делать что-л. бесполезное)

и др.

2.4 - пословицы в языке поэзии Джалаладдина Руми

В диссертации на примере обильного фактологического материала показывается преимущество применения пословиц и других экспрессивных средств выражения в поэтических жанрах, которыми и отличается язык Джалаладдина Руми.
Наиболее популярными среди этих пословиц являются:
љўянда ёбанда аст (кто ищет, тот найдёт),
каљ шину рост гў (от правды не убежишь),
ангурро бихўру боѓашро мапурс (дареному коню в зубы не смотрят),
силии наќд аз атои нася бењ (лучше синица в руках, чем журавль в небе),
на сих сўзад, на кабоб хом монад (и волки сыты, и овцы целы),
девор муш дорад, муш гўш (в стене есть мышь, а у мыши есть уши),
њар чї мекорї, њамон бидравї (что посеешь, то и пожнёшь),
бањри кайке навгилеме сўхтан (осердясь на блох, да и шубу в печь),
пўстин чапа пўшидан (быть неуступчивым, упорно воспротивиться чему-либо),
бо думи шер бозї кардан (играть с хвостом льва, играть с огнём),
сухани њаќ талх њаст (правда глаза колит),
ганљ дар вайрона (клад в развалине),
ранг бину њол пурс (лицо– зеркало души),
зира ба Кирмон бурдан (везти тмин в Кирман = ехать в Тулу со своим самоваром)

и др.
______________________________________
http://tgnu.tarena.tj/AvtorefKabirov.doc
______________________________________
Часть 1. К Части 2: http://hojja-nusreddin.livejournal.com/2567144.html
Tags: дисер, павлин, руми, таджикистан, членовредительство, язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments