Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Categories:

В.В. Емельянов, "Олег Дмитриевич Берлев"

- Олег Дмитриевич, а что Вас больше всего интересует в египтологии? Экономика, религия, социальные отношения?
- Больше всего - египтяне ( с ударением на втором слоге - как у физиков "атомный" - В. Е.). Интересно абсолютно все, чем они жили. Религия, может быть, меньше всего. Это такой сложный вопрос… Но вот мировоззрение, язык, социальные отношения… Пожалуй, это прежде всего.
- Но ведь мировоззрение - это прежде всего религия, особенно в древности…
- Религия - это внутреннее, внутреннее невозможно реконструировать совершенно адекватно. По несовершенству египтологии этого еще долго не удастся сделать. Иное дело - мировоззрение, узнавать его помогает язык и социальные (предпочитаю говорить "общественные") отношения.

В египтологии его действительно больше всего интересовали люди, а не идеи. Жизнь людей, как известно, сложна и разнообразна, поэтому нужно изучать ее по всем сохранившимся видам источников - как письменных, так и изобразительных. Следуя именно такому ощущению своей профессии, Берлев в двадцатилетнем возрасте приступает к изучению Среднего царства. Среднее царство - не рабовладельческая формация, как учит Струве, и не феодализм, как полагает Мейер. Среднее, как и любое царство - это прежде всего люди, их отношения и их дела. Берлев понимает, что придется изучить и систематизировать все типы отношений, всю терминологию, все тексты этой четырехвековой эпохи. Он смело бросается в хаос и начинает открывать в хаосе порядок. Не создавать - а открывать. Большая разница! Открытие порядка означает открытие единства в беспредельном многообразии элементов, создание же порядка - всегда простое единство, замкнутое в себе и не допускающее вторжения лишних элементов. Порядок создали Маркс и Струве, трудами которых воспользовался Сталин для построения эффективной экономики, основанной на труде рабов в лагерях. Берлев открыл истинный порядок. Результатом этой работы был коперниканский переворот в науках о Древнем Востоке, сущность которого до сих пор не осознана этими самыми науками.

Говоря о коперниканском перевороте, мы не употребляем это сочетание слов в эмоционально-хвалебном смысле. Имеется в виду радикальное изменение человеческого взгляда на природу человека и на место человека в мире:
1. Коперник первым изменил взгляд человечества на самое себя - из центра мироздания человек вместе со своей планетой превратился в одно из множества живых существ.
2. Второй "коперниканский переворот" был совершен в философии Кантом, заставившим человека взглянуть на себя как на ответственного за свои мысли и намерения творца идей и форм.
3. Автор третьего "коперниканского переворота" - Дарвин, повторивший идеи Коперника в биологии.
4. Четвертый переворот осуществлен Фрейдом, показавшим многоуровневость человеческой психики во всей неприглядности скрытых проявлений бессознательного.
5. Пятый переворот совершен Чижевским: человеческий организм и психика зависят от ритмов солнечной деятельности.
6. И вот он шестой переворот, берлевский, опрокинувший марксистскую теорию формаций, развенчавший придуманную и канонизированную схему. До Берлева полагали, что на Древнем Востоке экономика держалась только на рабском труде (у Мейера - на труде зависимых крестьян), а социальные отношения выражались в антагонизме эксплуататоров (рабовладельцев) и эксплуатируемых (рабов). Берлев первым показал наличие в египетском обществе эпохи Среднего царства среднего класса, бывшего основным производительным слоем населения.

Его герои - царские хемуу: лично свободные подданные фараона, бывшие орудиями, посредством которых осуществлялась его вышняя воля. Хемуу дворца, хемуу храма, хемуу частных владений… Их отличие от египетских рабов в том, что никто не захватывал их в плен, никто не брал за неуплату в долговое рабство. За свой труд они получали достойное вознаграждение. Следовательно, они не являются личной собственностью человека и в другом обществе вполне могли бы рассматриваться как типичный средний класс. Но не таков Египет, где правит бог, и все лично независимые граждане являются собственностью Божьей (то есть, царской). Хемуу по своему статусу отличаются от египетских жрецов, воинов и ремесленников. Они - служащие, находящиеся на разных должностях. Они хотя и свободны, но приданы вельможе в качестве слуг вместе с его должностным участком. Они только египтяне. Среди них есть и мужчины, и женщины. Все они - высокие профессионалы, доставляющие царю и вельможам удовлетворение результатами своей деятельности. Однако, есть среди них и временно занятые молодые люди, бывшие до того безработными. Хемуу - сердцевина египетского общества. Ниже их рабы, выше их - жречество, воинство и приближенные к особе Божьей ремесленники, т.е. вельможные господа (Берлев, 1972).

Сложно? Сложно, и совершенно не вписывается в марксистскую схему антагонизма двух классов. Берлев первым выявил многоуровневость социальных связей в среднеегипетском обществе, показав не антагонистичность классовой борьбы, а взаимную согласованность человеческой деятельности на всех ступенях иерархической лестницы. Без такой согласованности любое древнее государство не смогло бы выжить, а Египет просто испытывал временами жесточайшие кризисы. После этой работы (как ранее после трудов Перепелкина о личной собственности в Египте Старого царства) и шумерологи, и хеттологи, и другие специалисты по Древнему Востоку принялись пересматривать картину общественных отношений, поспешно нарисованнную по контуру заранее известной схемы. И всюду выявился свой средний класс - реальный создатель древней экономики (в большинстве обществ той эпохи это общинники-земледельцы). Оказалось, что привести древнее государство к успеху мог только лично независимый, материально обеспеченный и вместе с тем контролируемый государством в своей активности производитель, идейно и социально преданный верховной власти. Лагерная экономика тем самым объявлялась непродуктивной, и общественно-экономическая мысль направлялась в русло иных идей - идей либерально-государственной модели развития с центральной мыслью о поддержке и культивации среднего класса.

Ю.М. Лотман сказал бы, что вместо бинарной общественной модели в Египте Среднего царства обнаружилась тернарная, ведущая к прочности и вместе с тем к динамичности общественных отношений. Но это Лотман. Берлев же открыто этих мыслей не высказал, и тема прошла мимо общества. Шестой коперниканский переворот остался нераспознанным…

Берлев умел виртуозно топить свои главные выводы в хаосе материала. Окончания его книг всегда представляют собой многоточия и извинения перед читателем за неучтенную в процессе работы литературу (просто недоступную советскому ученому). Он боялся окончательных суждений о чем бы то ни было в общем смысле, но в частностях стоял на своем до конца. Критиковал многочисленных предшественников, анализировал текст и приводил читателя к полной очевидности предлагаемых чтений и интерпретаций.

В области чистой египтологии ему принадлежат 2 открытия, за которые любой исследователь безропотно отдал бы какую угодно философскую теорию:
1. В 1969 г. он впервые прочитал считавшийся непонятным иероглиф "сокол, плывущий в ладье" как nmt.j, после чего верное чтение знака было занесено во все египтологические словари и справочники (а ведь его не могли понять на протяжении 150 лет !) (Берлев, 1977, 138-166).
2. В конце 70-х годов ему удалось доказать, что царь Усркерэ ранних списков является фантомом письменности, чем-то вроде древнеегипетского "подпоручика Киже", а на самом деле Усркерэ - всего лишь эпитет предыдущего царя (Берлев, 1980). Одного этого уже хватило бы для немеркнущей славы египтологического гения. Но не одно это было главным для Берлева.

Из частностей его исследования, как из рентгеновского снимка, проявилось множество важнейших феноменов культурологического и философского характера, поныне неизвестных философам благодаря застенчивости исследователя. Берлев-символист, Берлев-семиотик, переходивший в отдельных моментах своего анализа на язык символов и ассоциаций, упорно заслонял Берлева-философа, не давая ему прямо изъясняться по глобальным вопросам. Поэтому мы позволим себе выявить и разобрать некоторые из утопленных в материале его идей.

Книга "Общественные отношения в Египте эпохи Среднего царства" (1978 г.) содержит 2 чрезвычайно примечательных эпизода, выходящих далеко за рамки филологической работы.
Надпись заупокойного жреца Хенемти на плите вельможи Иарти гласит:
"Что касается документа на право собственности (=купчей),
то заупокойный жрец Хенемти, говорит он:
Назначил меня владыка мой заупокойным жрецом.
И сотворил он дверь (=изображение) эту за вознаграждение (в виде) одной набедренной повязки малой,
Tак что я вышел из нее, чтобы служить заупокойным жрецом".

Здесь интересны сразу несколько моментов:
1. Берлевым было доказано, что слово "дверь" в данном контексте может быть применимо только к изображению заупокойного жреца, вырезанному на гробничной плите вельможи. Поскольку "изображение - это дверь", то после смерти хозяина заупокойный жрец должен выйти из своего образа, т.е. ожить в мире изображений гробницы, и начать служить своему господину в ином мире.
(любопытно, что "дервиш" - в пер. на русский с фарси тоже "дверь" - Х.Н.)
2. за такое служение в мире гробницы живой хозяин расплачивается в этом мире с живым заупокойным жрецом, и цена использования жреца в ином мире равна цене одной малой набедренной повязки (Берлев, 1978, 18-28). В этом эпизоде видны сразу все основоположные принципы египетского мировоззрения:
а) образ человека - дверь между тем и этим миром (потом мы в трансцендированном виде прочувствуем это в иконе);
б) изображение предмета есть уже сам предмет;
(корни исламского запрета на изображения - Х.Н.)
в) в том мире не существует принципиального отличия от этого мира в области человеческих отношений, в том числе и отношений собственности;
г) присвоение человека для будущей жизни происходит не с личностной, а с функциональной точки зрения, т.е. жрец нужен хозяину только как жрец, но не как человек (друг, спутник и т.д.);
д) наконец, до акта купли Хенемти не исполнял должность заупокойного жреца, а был назначен на таковую в ином мире - значит, в ином мире судьба человека может измениться под воздействием причин посюстороннего характера (в частности, в результате заключенной сделки).

Перед нами логика, продиктованная субъективными ощущениями:
- Именно ощущения определяют границу между мирами, и эта граница - тело. Пока есть тело, человек находится в мире живущих здесь и должен позаботиться о сохранении идеи тела в изображении - то есть, единственно доступным ему виртуальным способом.
- В виртуальность изображения помещается и весь окружающий телесный мир, но с таким хитрым расчетом, чтобы в том мире вещей и слуг было больше, чем в этом.
- Идея тела - его двойник, соответственно, мир тела должен в идеале стать миром его двойника.
- Все устремления египетского человека той эпохи были направлены именно на обретение бессмертия в том мире, но тот мир, по-видимому, совершенно не допускал насилия.
- Хочешь - живи в мире своей гробницы, но один. Если же тебе нужна помощь в виде молитв и загробных жертв - эту помощь следует купить. Поскольку нереально, чтобы на протяжении многих столетий о тебе заботился один-единственный заупокойный жрец - следует поместить его в мир гробницы, дабы уже и после своей смерти он непрерывно исполнял символический обряд заупокойной службы и жертвенного кормления твоей персоны.
- А такое положение вещей свидетельствует о том, что для египтянина временная интерпретация бытия была важнее пространственной, притом что пространство и время составляли одну категорию в субъективном ощущении.

Берлевское исследование выявляет здесь:
1. логико-сенсорный тип египетской ментальности;
2. символический характер египетского представления о времени и загробном мире.
______________________________________
http://www.pvost.org/personal/berlev.html
Tags: дверь, дервиш, египет, образ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments