Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Category:

Чингисхан и Наполеон на… русской службе

В советские времена набили оскомину рассуждения о том, будто раньше России была «тюрьмой народов», представители нацменьшинств якобы не выдвигались, подвергались ограничениям в правах. Однако на самом деле представителей меньшинств и просто иностранцев во всех органах управления императорской России было очень много, иногда даже больше, чем русских. Об этом, в частности, свидетельствуют опубликованные у нас недавно воспоминания Сергея Палеолога, работавшего в правительстве Николая II вместе со Столыпиным. После революции Палеолог был вынужден покинуть Россию и свою книгу написал уже в эмиграции.

Однажды, пишет Палеолог, служащий кредитной канцелярии Министерства финансов Александр Колосов добился аудиенции у министра.

– Вы желали меня видеть? По какому делу? – строго спросил министр.
– У меня просьба к вашему превосходительству.
– Излагайте.
– Я три года служу в Министерстве финансов на инородческих окраинах, хотел бы послужить в России.
– Я вас не понимаю. Мне доложили, что вы служите в кредитной канцелярии, в Петербурге, – удивился министр.
– Да, это верно. Но два года я пробыл в отделении, где служат одни нем­цы, а полтора года – в отделении у Менжинского, где, кроме меня, русских нет. Я хотел бы послужить хотя бы на русской окраине.
– А если я назначу вас в Сибирь?
– Буду глубоко признателен.

Через полгода после этого разговора Колосов выдержал экзамен и был назначен податным инспектором в Читу Забайкальской области…

Место для всех

Случай с Колосовым, пишет Палеолог, дает основание опровергнуть ту неправду, которая тенденциозно распространяется в некоторых органах нашей печати (это было еще при царе! – Прим. ред.) и в заграничном общественном мнении об угнетении в России «инородцев». Мы, отмечает он, всех представителей самых разнообразных национальностей, рас и вероисповеданий не только не угнетали, а, наоборот, принимали с распростертыми объятиями, окружали заботой, вниманием, предоставляли им лучшие места, не только приглашали их в наше общество, сближались, роднились, но и награждали титулами и возносили на верхи власти и влияния. У нас были целые уезды, заселенные сербами (Славяносербский уезд Екатеринославской губ.), были земледельческие колонии греческие, итальянские, немецкие, чешские, горнозаводские районы: уральский и южный кишели французами и бельгийцами. В Крыму, заведуя в 1915 году ликвидацией немецкого землевладения (самая высокая культура землепользования, какую я когда-либо видел в России), я обнаружил деревни с голландскими выходцами. Для всех у нас находилось место, все, кто хотел работать, благоденствовали, богатели, процветали и, что в особенности ценно, делались душой чисто русскими людьми.

Наверху власти

Много иностранцев было в самых выс­ших эшелонах власти. Александр I, король сербов, хорватов и словенцев, воспитывался в училище правоведения, а затем в Пажеском корпусе. Ему были отведены для жительства покои в Зимнем дворце. Родной дядя Александра I князь Арсений Карагеоргиевич был офицером Кавалергардского полка. Сын сиамского короля принц Чакрабон служил в лейб-гвардии гусарском его величества полку. Уланами ее величества командовал принц Людовик Наполеон Бонапарт, в гродненских гусарах служил принц Хайме Бурбонский. В Нижегородском драгунском полку служил принц Мюрат. Отрекшийся от престола шах персидский много лет жил вместе со своей свитой и гаремом в отведенной ему великолепной вилле в окрестностях Одессы.

При министре внутренних дел состоял генерал от кавалерии Чингисхан, очень интересный собеседник и бывалый вояка. Он так искренне любил Россию и русскую культуру, отмечает Палеолог, что едва ли согласился бы возглавить евразийское движение. Чиновником особых поручений при казанском губернаторе был Шамиль, один из сыновей знаменитого имама.

Князья Сайн-Витгенштейны служили в царском конвое, они не говорили по-немецки и совершенно обрусели – так же, как жившие у нас представители других немецких владетельных домов: князья Лихтенштейны, графы Фалькенштейны и бароны Сталь фон Гольденштейны. Князья Грузинские и Имеретинские занимали высокие посты на государ­ственной службе: князь Грузинский был виленским губернатором, а князь Имеретинский – варшавским генерал-губернатором и командующим войсками.

Вся родовая польская аристократия: князья Святополк-Четвертин­ские, Святополк-Мирские, Радзивиллы, Сапеги, Сангушки, Любомирские и многие другие – все были обласканы при дворе, имели высокие чины и звания, многие из них занимали видные, влиятельные и почетные должности на государственной службе.

Не только принцы

Может быть, спрашивает Палеолог, Россия покровительствовала только «белой» и «голубой» кости? И сам отвечает: мы выдвигали и оценивали всех не по крови, а по заслугам и способностям. Сербы: Милорадович получил графский титул, он был героем Бородина, Дибич-Забалканский стал фельд­маршалом. Знаменитый защитник Баязета полковник Штоквич тоже был сербом. Генерал Субботиц был сперва приамурским, а потом туркестанским генерал-губернатором, генерал Бабич был начальником Кубанской области, Катеринич – харьковским губернатором и т. д.

Говоря об армянах, Палеолог вспоминает о Лорис-Меликове. Он был почти диктатором, пишет он. Виленский генерал-губернатор Каханов, его родной брат, был товарищем минист­ра внутренних дел, министром просвещения был Делянов, министром юстиции, впоследствии председателем Государственного совета был Акимов. Многие армяне стали знаменитыми генералами.

Никогда не жаловались на угнетение

Татары: князь Юсупов был самым богатым человеком в России. Помню, отмечает Палеолог, даровитых татар: сенатора Шахова, его племянника губернатора Забайкальской области Мустафина, одесского градоначальника генерала Алиханова и т. д.

Не только чехов, немцев, французов и шведов мы окончательно русифицировали, продолжает он, но и пригревали на своей широкой груди и португальцев, итальянцев, испанцев, голландцев, датчан и даже абиссинцев, делая из них чисто русских людей. Из итальянцев помню маркиза Паулуччи, бывшего кавалергарда и предводителя дворянства одного из уездов Казанской губернии, управляющего казенной палатой Урсати, начальника дворцовой полиции Герарди и т. д.

Многие евреи заняли в России высокие посты на царской службе. В их числе знаменитый русский канц­лер и министр иностранных дел времен Николая I граф Нессельроде, министр финансов граф Канкрин, министр двора граф Фредерикс, потомки вице-канцлера времен Петра Великого - Шафирова, обер-прокурор Святейшего Синода Самарин, банкиры Манус и Утин. Много было их среди выдающихся инженеров, адвокатов, профессоров. Все они, отмечает Палеолог, были талантливые люди, а в большинстве – и достойнейшие деятели.

«Итак, – делает вывод после приведенного перечня иностранцев в царской России (мы его привели в сильно сокращенном виде. – Прим.ред.) Палеолог, – факты, имена и положения свидетельствуют о том, что мы никогда никого не угнетали, а, наоборот, стремились сделать из России Великую вселенскую державу. Теперь познакомившись с заграницей, мы многому научились и на опыте узнали, что значит демократический лозунг: «Свобода, равенство, братство».
Была ли еще, кроме старой России, хоть одна страна в мире, где так свободно жилось всем, где равенство и братство применялось не на словах, а на деле?»

_________________________________________
Подготовил Андрей Соколов
На фото:
- Генерал от кавалерии Султан Хаджи Губайдулла Джангер-оглы Чингисхан;
- Офицер лейб-гвардии гусарского полка его королевское высочество принц Чакрабон Сиамский;
- Командир лейб-гвардии Уланского ее императорского величества государыни императрицы Александры Федоровны полка Луи Наполеон Жозеф Жером Бонапарт

http://www.spbdnevnik.ru/?show=article&id=6524

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
The original posting was made at http://hojja-nusreddin.dreamwidth.org/74615.html
Tags: иммиграция, история, россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments