Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Categories:

Татьяна Сергеева, "Великий музыкант Зирьяб"


До недавнего времени в отечественном музыкознании не уделялось должного внимания проблеме творческой личности в классике мусульманского Востока.
Постепенно эта область становится предметом исследования, хотя здесь существует ещё множество «белых пятен», к которым относится и музыкальная культура мусульманского Запада.

Сердцевиной музыкальной традиции данного региона является андалусская классика, известная как масштабные циклы нубы, сохранившиеся до наших дней в странах Северной Африки (Магриб) и представляющие собой самое старое и особо почитаемое музыкальное наследие на мусульманском Востоке.
«Арабы рассматривают это искусство как откровение коллективного характера, почти божественного или таинственного происхождения» [6, 89].
Истоки этой традиции связаны со средневековой Андалусией IX – XIII веков и 3-я легендарными личностями – Зирьябом, Ибн Баджжей и Ибн Шуштари.
_________________________________________________________________

Первым среди них, несомненно, является великий Зирьяб, «отец андалусской музыки»:
- который в наши дни, спустя 1150 лет (!), в исламских странах стал символом андалусской классики.
- Настоящее имя этого выдающегося музыканта – Абу-л-Хасан Али ибн Нафи (789 – 857).
- Однако, в истории он известен под своим артистическим псевдонимом – Зирьяб, что означает «чёрный дрозд»,
- данным ему из-за тёмного цвета лица и красноречия [11, 129].

Существует несколько биографий Зирьяба, сохранившихся со времён Средневековья
:
- у Ибн Абд Раббихи3 (890 – 940) в Икд ал-Фарид («Уникальное ожерелье»),
- у автора исторической хроники времён ал-Хакама I и Абд ар-Рахмана II Ибн Хайяна (987 – 1076) в ал-Муктабис («Поучительная книга») и, следовательно,
- у ал-Маккари4 (1578 – 1632) в Нафх ат-Тиб («Благоухание свежей андалусийской ветви»), где цитируется Ибн Хайян, а также
- у ал-Кутийи (ум. 977).
- Однако, эти биографии не согласуются между собой.

Реконструируя по средневековым источникам биографию Зирьяба

- можно проследить процесс мифологизации исторических фактов,
- представляющий собой типологическое явление, характерное как для Средневековья, так и для Древности.
- Несомненно, Зирьяб был исторической личностью, но его жизнь обросла невероятными легендами.
- И сейчас уже почти невозможно отделить историческую правду от мифа,
- который в некоторых случаях выглядит даже более интригующим и притягательным.
- Причина таких существенных разночтений в сведениях о Зирьябе заключается в том,
- что большинство арабских авторов, пишущих о музыке, пользовались техникой хабар
- особом способе описания характерных черт, исключительности и изысканности выдающихся артистов
- с определённой тенденцией придать музыкантам нечто вроде мистической ауры [19, 26].

Существуют различные точки зрения о происхождении Зирьяба
:
- одни утверждают, что он родом из Африки, возможно, бербер;
- другие отмечают его персидское происхождение.
- Цвет кожи, вероятно, указывает на его африканское происхождение или на то,
- что он был потомком чернокожей рабыни или
- смешанного происхождения.
- В Багдаде того времени многих рабов использовали в качестве слуг
- (и в др. качествах, как, впротчем, во всех др. городах и сёлах того времени. – Х.Н. :) и,
- естественно, много было «смешанных» семей.
- Поэтому вполне возможно, что он был частично или полностью африканского происхождения [17].

Вероятно, исторической правдой является то, что он прибыл в ал-Андалус с Востока

- Мы не знаем, происходил ли он из Багдада, но, по сведениям, данным Ибн Хайяном,
- он действительно был учеником самого известного музыканта того времени - Исхака Маусили (767 – 850)
- Хотя, согласно Икд ал-Фарид, его учителем был Ибрагим Маусили (ум. 804).
- И именно он фигурирует в истории с Харуном ар-Рашидом (786 – 809), а не Исхак [13, 47].
- А по сведениям ал-Кутийи, в его кратких замечаниях, касающихся биографии этого музыканта,
- Зирьяб был, скорее, приближенным халифа ал-Амина (809 – 813) [23, 557].

Не обращая внимания на все эти «нестыковки» в биографии Зирьяба

- учёные (арабские и Западные) принимают как авторитетный источник,
- в котором наиболее полно и детально отражена карьера этого музыканта,
- рассказ ал-Маккари в его "Нафх ат-Тиб",
- чьим источником, как уже отмечалось, является хроника Ибн Хайяна.
- Эта история пересказывается всеми.

Согласно ал-Маккари, Зирьяб был "маулой" халифа ал-Махди (ум. 895)

- и учеником Исхака Маусили, чьи песни он выучил тайно.
- Харун ар-Рашид, прослышавший о талантах Зирьяба, попросил Исхака представить ему молодого музыканта.
- Последний блестяще дебютировал и пел так прекрасно, что произвёл сильное впечатление на халифа,
- чем вызвал огромную ревность своего учителя,
- который, пригрозив ученику, заставил его покинуть Багдад.
- После чего Зирьяб, спасаясь бегством, уезжает в Северную Африку, боясь гнева Исхака.
- Он прибывает в Тунис и находит здесь убежище,
- поступив на службу к правителю династии Аглабидов - Зийаддиналлаху I (816 – 837) в Кайруане.
- Однако, в 821 году, оскорбив эмира одной из своих песен, Зирьяб был приговорен к высылке,
- после чего предложил свои услуги ал-Хакаму I (ум. 822),
- который пригласил его в столицу ал-Андалус, но,
- когда музыкант смог приехать, ал-Хакам умер.
- Поэтому приезд Зирьяба в Кордову совпадает с восшествием на трон Абд ар-Рахмана II (ум. 852),
- эмира, который так же, как его отец, прославился, как покровитель искусств.
- Благодаря своим талантам и щедрому патронажу эмира
- Зирьяб имел невероятный успех в столице Кордовских Омейядов [7, 266].

Благодаря Ибн Хайяну и ал-Маккари сохранились сведения, подтверждающие необычайную щедрость монарха к музыканту

- Зирьябу с семьёй (к тому времени он имел 4 сыновей) было предоставлено:
- доход в 5640 динаров в год, кроме того,
- 300 пудов хлеба, и
- собственности на 50,000 динаров
- Щедрость эмира становилась темой обсуждения в исламском мире.
- Известный музыкант на службе Аббасидского халифа ал-Мамуна (ум. 833) в Багдаде, по имени Аллуйях, жаловался своему хозяину:
- "в то время, когда Зирьяб при Омейядах в ал-Андалус ездит в сопровождении более чем 100 слуг-рабов и владеет 30,000 динаров,
- он (Аллуйах), вероятно, умрёт от голода"
- Даже казначейство возражало против огромных сумм, которые были предназначены Зирьябу,
- и иногда правитель платил их из своей казны тайно.
- Это негативно сказывалось на личных отношениях между правителем и его подданными [7, 266].

«Испанский поэт ал-Газал, будучи оскорблённым

- престижем и славой, которых достиг иноземец Зирьяб,
- начал распаляться в нападках и сатирах против Зирьяба
- Узнав об этом, Абд ар-Рахман II в принудительной форме приказал Газалу воздержаться от подобных нападок
- Ибн Абд Раббихи – в своей Энциклопедии – назвал Зирьяба также уничижительно,
- что было, без сомнения, отголоском традиционных предубеждений против певцов» и некоторой обиды [там же].

Примечательно, что в рассказе Ибн Раббихи о Зирьябе (написанном веком раньше Ибн Хайана)

- присутствует выше описанный сюжет: концерт – ревность – угроза,
- но угрожающим человеком там был не учитель Зирьяба,
- а патрон из династии Аглабидов – Зийаддиналлах.
- Как отмечает О. Райт, отсутствие последнего эпизода у Ибн Хайяна доказывает,
- что он (эпизод) является приукрашенной вставкой,
- а сюжет Харун – Исхак, по мнению английского исследователя, проследившего точную хронологию всех событий этой истории,
- представляет собой более поздний миф [23, 557].
- Показательно, что в главном источнике по биографии Исхака ал-Маусили – Китаб ал-Агани ал-Исфахани – нет упоминаний об этой истории.

Зирьябу приписывают многочисленные нововведения в различных сферах придворной культуры

- Считается, что он привёз в ал-Андалус «всё великолепие и роскошь» багдадского двора,
- представленные последними достижениями Востока в областях:
1. музыки,
2. придворной моды (касающейся одежды и причёсок), а также
3. в сфере кулинарии
- став образцом для подражания.
- В результате его деятельности была проведена полная переориентация культурной и, в первую очередь, придворной жизни.
- Он придал двору эмира характер пышных резиденций Востока.
- С этого времени у андалусских правителей вошло в обычай покровительствовать искусствам, литературе и наукам,
- а также соперничать в этом с халифами Багдада.
- Будучи великолепным исполнителем и новатором, он вскоре становится фаворитом правителя Кордовы того времени.

«Зирьяб, помимо того, что был блестящим поэтом, как и его сын Ахмад, был также сведущ в различных отраслях знания

- астрономии, географии, физике, политике, метеорологии и т.д.
- Он обладал великой прозорливостью и остроумием,
- знал тысячу хитроумных вещей;
- знал все отрасли литературы,
- в общении был очень деликатным и внимательным.
- Одним словом, он соединил все качества, которые только могли украсить очень учтивого человека.
- Его разговор был увлекательным,
- его воспитанность превосходна
- качества, особо подходящие для окружения эмира,
- и которых никто из его профессии не имел»

Но беспредельной, затмившей всё и вся, была его слава в области музыки

- В легендах и исторических источниках он предстаёт не только прекрасным певцом, но и
- очень талантливым исполнителем на уде,
- обладающим гениальной памятью
- Согласно ал-Маккари, он был глубоко сведущ во многих сферах, связанных с музыкой;
- и был одарён такой поразительной памятью, что
- "знал наизусть более 10,000 песен (агани) с их собственными мелодиями (алхан)" [7, 266].
- По свидетельству этого же историка из Тлемсена:
- «не было человека его профессии, кого бы так долго помнили и кем бы так много восхищались» [11, 130].
- Даже в последние дни Гранадского эмирата, который пал в 1492 году,
- поэты всё ещё находили славу Зирьяба соблазнительной темой [7, 266].

Согласно ал-Маккари, Зирьяб регламентировал «композиторское» и исполнительское искусство

- Он внёс существенные изменения в область традиционных музыкальных форм:
- установил правила сочинения музыкальных произведений,
- упорядочил музыкальный репертуар,
- создал циклическую форму, так называемую прото-нубу
- из 4-х основных частей с определёнными песнями в каждой из них.
- У ал-Маккари об этом написано так:
- «В ал-Андалус существует правило для пения:
– начинать с нашида (речитатива),
- продолжать баситом (развернутая медленная часть) и
- завершать – с мухарракат и хазаджат (пение оживлённое и лёгкое)
– согласно нормам, установленным Зирьябом>»
- Примечательно, что модель 4-x частного цикла или прото-нубы сохраняется на протяжении всего её развития в ал-Андалус,
- о чём свидетельствуют арабские учёные Ибн Баджжа (ум. 1136), ат-Тифаси (1184 – 1253) и ал-Хайк (XVIII в.).

Кроме того, Зирьяб занимался усовершенствованием музыкальных инструментов, в частности уда
:
- многие разновидности уда он изготавливал сам;
- ввёл новый плектр из клюва или пера орла (заменив деревянный),
- чтобы облегчить исполнение и усилить силу звука, и
- прибавил 5-ую струну [15, 26].
- Эти факты подтверждает Ибн Хайян

Относительно присоединения к уду 5-й струны – «красной, как кровь»

- эта инициатива Зирьяба отчасти может быть объяснена его мистическими концепциями.
- Вместе с тем, помещение этой струны между 2-й и 3-й связано с желанием усилить звучание инструмента.
- По мнению М. Гетты, добавление 5-й струны:
- способствовало более гибкому исполнению, за счёт упрощения аппликатуры, а также
- превращало уд в «настоящий инструмент-оркестр»,
- увеличивая силу радиуса действия и плотность звука; кроме того,
- своим центральным расположением 5-я струна, прибавленная Зирьябом, устанавливает
- мистический синтез 4-х элементов Природы с Человеком, представляя собой душу и символизируя жизнь [15, 28].

Под влиянием мистико-магической атмосферы восточной школы, Зирьяб уверял
:
- его вдохновение проявлялось во сне,
- когда джины посещали его жилище и дарили ему волшебные мелодии;
- поэтому у него существовала привычка просыпаться среди ночи
- для того, чтобы исполнить «ночные осенения» [там же].

Как сочинитель музыки, певец, поэт, Зирьяб был гениален
:
- оставив не потерявшее актуальности и после его смерти обширное музыкальное наследие
- число его сочинений доходило до 10,000
- Частично они были собраны Асламом ибн Абд ал-Азизом (IX век),
- братом мужа дочери Зирьяба Хамдуны, в "Китаб Маруф фи Агани Зирйаб / Книга песен Зирьяба"
- Историческое значение Зирьяба признавал в XIII веке ат-Тифаси,
- согласно которому он ввёл стиль, имевший доминирующее значение до XI века [23, 556].
- И по свидетельству Ибн Халдуна,
- музыкальное наследие Зирьяба составило огромный фонд,
- которым пользовались многие последующие поколения арабских музыкантов вплоть до XIV в.

- По мнению автора Мукаддима («Введение»), «Зирьяб завещал ал-Андалус огромный репертуар песен:
- он распространялся до периода тайф и, как океан, заполонил Севилью,
- чтобы достичь потом остальных андалусских провинций и, наконец, Магриба» [15, 29].

Будучи создателем первых школ музыки в Кордове, Зирьяб

- воспитал несколько поколений певцов
- До него в Андалусии не было другого метода обучения пению,
- как повторение учеником того, что показал учитель.
- Зирьяб усовершенствовал методы преподавания вокального искусства, включавшие:
--- работу над фразировкой,
--- декламацией,
--- упражнения по постановке голоса певца,
--- подвижности его челюсти,
--- возгласы «Ах» или «Йа аххам» для развития мощности голоса,
--- исправление дефектов произношения,
--- пение со словами.
--- oсобое внимание он уделял предварительной проверке голоса [18, 107 – 108].
- Об этом подробно описано у Ибн Хайяна и ал-Маккари.

Зирьяб разделил курс обучения на 3 этапа
:
1. главное внимание уделялось ритму, метру, поэтической структуре песни
- как основе инструментального аккомпанемента.
- Главная задача ученика заключалась в декламации поэмы под аккомпанемент ударного инструмента,
- с целью усвоения различных ритмических формул и, особенно, правил расстановки акцентов.
2. в центре внимания была мелодия
- в её основных линиях без украшений и добавлений и
- законы её построения,
3. посвящался умению применять и вводить «глосы» – технике варьирования [11, 110].
- Согласно М. Гетты, это была высшая ступень обучения,
- на которой происходило освоение искусства импровизации:
- использование оттенков, украшений и других средств выразительности
- то, что повышает качество и творческий потенциал артиста, как певца, так и инструменталиста [15, 27].

Школа музыки, основанная Зирьябом в Кордове, и его ученики

- были славой ал-Андалус.
- Их влияние, как свидетельствует Ибн Халдун, ощущалось даже в дни правителей тайф (XI век).
- Эта система обучения перешла в Африку,
- где она пользовалась авторитетом вплоть до XIV века.

У Зирьяба было 10 детей

- которые все стали музыкантами.
- Выдающимся среди его сыновей был Убайдаллах,
- хотя Касим был лучшим певцом.
- Абд ар-Рахман обучался в музыкальной школе,
- а Ахмад достиг определённой славы, как поэт
- Другими сыновьями были Йахйа, Мухаммад, Джафар и Хасан.
- Однако бóльшая известность выпала на долю его дочерей – Хамдуны и Улаийи,
- первая считалась лучшей певицей [7, 267].

Все эти сведения были донесены людьми, имеющими прямое отношение к музыке или к личности артиста

- но существуют и противоположные мнения
- как современников Зирьяба, так и исследователей андалусской музыки
- например, О. Райт считает, что при более близком, критическом анализе,
- решающее значение, приписываемое Зирьябу как исполнителю, учителю и учредителю культурных стандартов
- не имеет исторических оснований [23, 558].
- Английский исследователь опровергает практическое значение добавления 5-ой струны.
- По его мнению, данное нововведение не способствовало расширению диапазона инструмента,
- поскольку помещенная между 2-й и 3-й струнами, 5-я струна вряд ли могла увеличить мелодические ресурсы инструмента,
- что подтверждается и отсутствием упоминания об изменении аккордатуры.
- Таким образом, 5-я струна имела чисто концептуальное, символическое значение,
- (включая и красный цвет, и соответствие душе).

Значение самого Зирьяба во многом также символично

- учитывая «нереальность» многих приписываемых ему событий жизни
- К XI веку (время создания хроники Ибн Хайяна) сформировался миф,
- в котором закрепился образ Зирьяба, как символа андалусской культуры эпохи Кордовского халифата
- По словам О. Райта, он воплощает введение, закрепление и распространение аббасидской традиции,
- а также начало культурного равенства между Кордовой и Багдадом, и, наконец,
- потенциальное превосходство первой [23, 558].
- Образы, подобные Зирьябу, как отмечает отечественный историк А.В. Гулыга
- «возникнув на определённом уровне знаний, продолжают жить даже после того,
- как породившие его знания уточнены, превзойдены и отвергнуты» [2, 80].
- Эти образы-символы продолжают жить своей собственной жизнью, олицетворяя собой созданный идеал.
- И здесь мы сталкиваемся с двойственностью интерпретации реальных событий,
- поскольку созданная легенда о Зирьябе уже может рассматриваться как типологическое явление в истории мировой культуры,
- естественно вписываясь в ряд мифов о героях-музыкантах

По этой причине вполне понятно, что многочисленные новшества, приписываемые Зирьябу

- несут на себе печать преувеличения и фантастичности
- В этом смысле показательно упоминание того, что Зирьяб ввёл в ал-Андалус
- «все инструменты, используемые на Востоке, количество которых превосходило 40» [15, 23].
- Те нововведения, которые ему приписывали:
--- как арбитру вкуса,
--- в области одежды и гастрономии, а также
--- технические усовершенствования уда
- отражали повышение материального благосостояния и утончённость кордовской жизни во время правления Абд ар-Рахмана II
- Наконец, безоговорочный в своей славе, как учитель
- знаменитый развитием новых методов вокального обучения,
- образ Зирьяба свидетельствовал об успешном распространении традиции за пределы круга собственной семьи [23, 559].

Как отмечает Р. Фернандес, Зирьяб был гениальным представителем класса музыкантов-практиков [14, 104]

- Что касается трактата «Символическое древо ладов», который упоминает И.Р. Еолян,
- приписывая его авторство Зирьябу и ссылаясь на то, что, несмотря на его утерю,
- он неоднократно упоминался историками и музыкальными теоретиками последующих эпох [3, 96]
- существование этого трактата не подтверждается источниками.
- Кроме того, главная его идея – наличие в Андалусии системы из 24 ладов
- опровергается многими исследователями андалусской музыки
- в числе которых А. Шилоа, Х.Х. Тума, М. Кортес, О. Райт.
- Как отмечает Х.Х. Тума, Зирьяб ни коим образом не был теоретиком музыки,
- тем самым не был создателем системы ладов, и никогда не писал книг [22, 36].

Несмотря на противоречивость сведений и легендарность, а может быть, и благодаря ей

- (ведь не кому-то другому, а именно ему приписывали все существующие и несуществующие достижения Кордовского халифата),
- Зирьяб безусловно является ключевой фигурой в истории андалусской музыкальной культуры и
- основателем западно-арабской музыкальной классической школы

____________________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Исторические источники не дают нам дат его рождения и смерти, и в энциклопедии ислама [7] их нет. Однако, указанные здесь предположительные даты приняты многими исследователями андалусской музыки [9].

2. Х. Рибера, цитируя Ибн Хайяна, пишет: «Из-за очень яркого тёмного цвета, ясной и плавной речи, приятного и мягкого характера его прозвали Чёрной птицей» [18, 102]. Д. Рейнолдс считает, что артистическое имя Зирьяб – «чёрный дрозд» – указывает на то, что он был чернокожим и имел прекрасный голос [17].

3. Ибн Абд ар-Раббихи, Абу Умар Ахмад ибн Мухаммад (860 – 940) – первый крупный поэт Андалусии, писатель, автор антологии Икд ал-фарид («Уникальное ожерелье»). Один из её томов под названием Китаб ал-йакута ат-танийа («Книга второго рубина») представляет собой трактат по музыке, содержащий ценные сведения о музыкальной традиции и жизни музыкантов Андалусии.

4. Ал-Маккари, Шихаб ад-Дин (1577 – 1632) – писатель и биограф. Его обширный труд "Нафх ат-тиб / Аромат нежной андалусийской ветви", содержащий выдержки из многочисленных ныне утраченных сочинений других авторов, считается одним из важнейших источников по истории и культуре мусульманской Испании.

5. У ал-Маккари есть упоминание о том, что Зирьяб был учеником обоих прославленных музыкантов: Ибрагима и Исхака ал-Маусили [23, 557].

6. Маула (араб., мн. ч. – мауали) – класс свободных людей-клиентов. Статус клиента давался мусульманам неарабского происхождения (в том числе многим музыкантам) знатными родами с целью интегрировать их в высшее общество [19, 12].

7. Ал-Газал – кордовский поэт, дипломат, автор сатир на Зирьяба. Настоящее его имя – Йахья ибн ал-Хакам ал-Бакри (770 – 864).

8. Цит. по: [18, 108]. Пер с исп. – Т.С.

9. Цит. по: 18, 106. Пер. с исп. – Т.С.

10. Несмотря на отличие критериев индивидуального авторства в средневековой музыкальной культуре мусульманского Востока, многие исследователи условно используют термин «композитор» применительно к сочинителям музыки той эпохи.

11. Цит. по: [15, 27]. Пер. с исп. – Т.С.

12. Тайф – маленькие независимые мусульманские государства. Период тайф – это преимущественно XI век в истории мусульманской Испании.

13. Показательно высказывание, которое приписывают Исхаку Маусили:
«Тот, кто ошибается – всё ещё наш друг;
Тот, кто удлиняет или укорачивает мелодию – всё ещё наш друг;
Но тот, кто нарушает ритм – невежда,
и он не может быть более нашим другом»
.
Цит. по: Sachs C. Rhythm and Tempo. A study in music history. N.Y.: Norton, 1953. c. 83. Пер. с англ. – Т.С.

14. Термин «техника варьирования» не совсем точен в отношении искусства макамата. В этой связи показательно замечание Г. Шамилли: «ни в иранском дастгахе, ни в азербайджанском мугаме нет ничего подобного тому, что называется вариантно-вариационным развитием, ибо в этих композициях нет темы или мотива, которые варьируются и подвергаются развитию» [5, 316].

15. Имеется в виду история с Исхаком, где Зирьяб описывается, как один из тех, кто мог превзойти высшие исполнительские достижения ранней Аббасидской школы.

16. Однако, на наш взгляд, средневековый материал мусульманского Востока является одновременно продуктом историографии и исторической мифологии, где миф основывается на факте, который ещё не канул в Лету, таким образом, в корне отличаясь от мифов Древнего мира.

ЛИТЕРАТУРА

1. Григорян С.Н. Философские взгляды Ибн Баджжи // Средневековая философия народов Ближнего и Среднего Востока. М., 1966.

2. Гулыга А.В. Эстетика истории. М.: Наука, 1974.

3. Еолян И.Р. Традиционная музыка арабского Востока. М.: Музыка, 1990.

4. Крачковский И.Ю. Арабская поэзия в Испании // Культура Испании. М.: Изд-во АН СССР, 1940.

5. Шамилли Г.Б. Истинное и ложное настоящее в «мифе об импровизации» (К проблеме понимания и интерпретации классической музыки ислама) // Искусство Востока. Миф – Восток – XX век: Сб. ст. СПб., 2006, c. 301 – 328.

6. Шоттен А. Обзор марокканской музыки / Пер. с франц. М.: Музыка, 1967.

7. E.J. Brills First encyclopaedia of Islam 1913 – 1936. Ed. by M. Th. Houtsma et. al. Leiden etc: Brill, 1987. Vol. 9.

8. Сorbin H. Ibn Baŷŷa (Avempace) de Saragoza // Al-Andalus. 2002, n. 169 // www.webislam.com/numeros/2002/169

9. Cortes García M. La música y la poesía en el esplendor omeya. Cordoba, 2002.

10. Cortes García M. Nuevos datos para el estudio de la música en al-Andalus en dos autores granadinos: as-Šuštari e Ibn al-Jatib // Música oral del Sur. Granada, 1995. p. 177 – 194.

11. Farmer H. G. A history of Arabian music to the 13-th century. London, Luzac, 1967.

12. Farmer H. G. Musikgeschichte in Bildern. Leipzig, 1976.

13. Farmer H. G. The Minstrels of the Golden Age of Islam // Studies in Oriental Music. Frankfurt am Main, 1997. V. 1. P. 35 – 52.

14. Fernández Manzano R. Instrumentos musicales en al-Andalus // El saber en al-Andalus. Sevilla, 1997. P. 101 – 136.

15. Guettat M. La música andalusí en el Magreb. Sevilla, 1999.

16. Massignone L. Šuštari // E. J. Brills First encyclopaedia of Islam 1913 – 1936. Ed. by M. Th. Houtsma et. al. Leiden etc: Brill. 1987. Vol. 9. P. 393.

17. Reynolds D. Al-Andalus – Dwight Reynolds. Interview / http://www.afropop.org/multi/interview

18. Ribera y Tarrago J. La música arabe y su influencia en la Española. Madrid, 1985.

19. Shiloah A. Music in the World of Islam, a Socio-Cultural Study. Detroit, 1995.

20. (Ahmad) Tīfāšī on Andalusian Music // Modern Philology. Vol. 124. – Trans. by J. Monroe. Univ. of California press, 1989. P. 35 – 44.

21. The Garland Encyclopedia of World Music, Vol. VI, The Middle East, ed. Virginia Danielson, Scott Marcus, and Dwight Reynolds. New York: Garland, 2002.

22. Touma Habib H. La música andalusí en el Norte de Africa // Música y poesía del sur de al-Andalus. Granada-Sevilla: Sierra Nevada, 1995. P. 35 – 49.

23. Wright O. Music in Muslim Spain // The Legacy of Muslim Spain. Ed. Salma Khadra Jayyusi. Leiden: Brill, 1992. P. 555 – 579.

____________________________________________
Татьяна СЕРГЕЕВА, «ВЫДАЮЩИЕСЯ ЛИЧНОСТИ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ АРАБСКОГО ЗАПАДА»
http://harmony.musigi-dunya.az/RUS/reader.asp?s=1&txtid=370
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
The original posting was made at http://hojja-nusreddin.dreamwidth.org/126517.html
Tags: африка, био, иран, ислам, испания, культура, лютня, мода, музыка, негр
Subscribe

Posts from This Journal “музыка” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments