Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Рамиль РАХИМОВ, «СЕВЕРНЫЕ АМУРЫ»: ВЗГЛЯД ОЧЕВИДЦА

И часто он с толпой башкир и с козаками,
И с кучей мужиков, и конных русских баб...

-- Ф.И. Глинка «Партизан Давыдов» (между 1812 — 1825 гг.)

Можем ли мы ... считать, что война 1812 г. была для башкир, казаков, татар и т.д. действительно "Отечественной", а не обычной войной, в которых они участвовали до сих пор?
Ответ будет положительным.

Р.Т. Вильсон (английский офицер, находившийся в русской армии)
в дневнике за 1812 г. указывает:
«пришло донесение от одного из татарских полков, уведомлявшее о захвате значительного количества переплавленного неприятелем из церковных украшений золота и серебра;
они представляли добычу свою в его (Платова) распоряжение, полагая, что присвоить ее было бы святотатством.
Возвышенное чувство еще сохраняется здесь, и я мог бы написать толстую книгу об истинных происшествиях, кои посрамляют скаредность других, более цивилизованных наций».

С этой записью перекликается текст письма к М.И. Платову старшины 1-го Башкирского полка, где он говорит о том, что башкиры жертвуют 1000 рублей на восстановление Донского монастыря, разрушенного французами:
«При все нашем рвении (мы) не могли унять сих святотатцев, допустили до Москвы, где ограблены древние чудотворные храмы Божии, в чем считаем себя не менее виновными, что не укротили сволочь нечестивую и позволили ограбить святыню…»

О необычайном патриотизме башкир упоминают современники наполеоновских войн.
Пишет С.Н. Глинка:
«Мордва, тептяри, мещеряки, черемисы ревностно и охотно шли на службу; башкирцы оренбургские сами собой вызывались и спрашивали у правительства не нужны ли их полки».

А. Раевский
: «башкирцы, калмыки, тептяри… разделяли святой подвиг брани народной».

Высокую оценку патриотизму башкир в 1812 г. давали и высшие военные руководители.

М.И. Кутузов
в письме к Оренбургскому генерал-губернатору Г.С. Волконскому:
«Вы не можете представить, ваше сиятельство, радости и удовольствия, с каким все и каждый из русских воинов стремится за бегущим неприятелем и с какой храбростью наши воины, в том числе и казаки, и некоторые башкирские полки поражают их».

Г.С. Волконский
в письме от 2.10.1812 г. дочери: «многочисленные полки иррегулярных войск отправлены в армию. Все идут с охотою на защиту Отечества».

Интересными являются заметки генерал-майора Н.М. Бороздина:
«часто случалось ему видеть башкирца, который к нему на походе принесет целый ком серебра, отбитого у неприятеля, из числа грабленых в церкви образов, и говорит:
- Вот, батька, серебра прикажи взять.
- Как взять? Да оно твое, ты его отбил!
— Да, батька, отбил, но оно твой мечеть.
— Что же, ты его и возьми, оно тебе теперь принадлежит.
— Нет батька, Магомет убьет. Вот, видишь, собака француз умирает, видишь, батька, он умирает за то, что мечеть ваш грабил!»

В приведенных эпизодах для башкир, как мы видим, важным был не столько материальный фактор получения добычи, но патриотическое участие в национальной войне, наказание за осквернение религии и святынь, хотя бы даже и православных.

Такое состояние менталитета башкирских воинов эпохи наполеоновских войн отметил и противник. «Башкиры — прекрасные наездники и отменные стрелки. Для этих смелых воинов царская служба не ярмо — это их долг, который они исполняют с радостью».

Данное высказывание, уже с французской стороны, еще раз подчеркивает несостоятельность тезиса английского историка Чарльза Исдейла. Касаясь иррегулярной кавалерии в составе Российской армии, он указывает:
«... появилось 47 новых казачьих полков и 9 полков татар, калмыков, башкир и прочих рассортированных по группам кочевников. Что же касается татар и им подобных, то они в действительности были племенными наемниками, не имевшими никакого чувства солидарности с Россией»
.

Напротив, чувством гордости за казаков и башкир проникнуты строки в записках адмирала А. Шишкова:
«между тем Наполеон… распускал глупые и смешные лжи… об нас, русских, разглашал он:
- что мы варвары, дышащие злобой и мщением;
- что между нами есть дикие народы, которые жарят и едят малых ребят,
- что ежели придет в их землю, то смешаем нечистую кровь свою с их чистой кровью и произведем в отечестве их варварскую породу людей…
Однако, выходцы из Франции уверяют, что француженки не очень баснями его напуганы, и что напротив - многие из них любопытствуют увидеть сих варваров и почитают не великою бедою, есть ли через несколько времени будут вокруг их прыгать маленькие казаки и башкирцы...
- 'что в каждый дом ставят по сороку и по пятидесяти казаков и башкирцев, которым всякий день надобно добывать по целой бочке водки и вина!' - нелепая ложь сия рассмешила меня».

Таким образом, можно с уверенностью считать, что Отечественная война 1812 г., заграничный поход 1813 — 1814 гг. для башкир были более чем обычная война. Свидетельства очевидцев той эпохи, как мы видим, говорят о высоком чувстве долга, патриотизма, уважении к религиозным чувствам, дисциплине башкирских воинов. Участие башкир в наполеоновских войнах стало своеобразным эталоном отношения их к воинской службе, высшим проявлением патриотического долга, сыгравшим большую роль в укреплении кантонной системы управления.
______________________________________
http://kraeved.opck.org/biblioteka/bashkortostan/severnie_amuri/severnie_amuri.pdf
Tags: европа, раса, россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments