Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Category:

Андрей Яцевич, "РАБ И ДВОРЯНИН"

В 1852 г. на полицейскую съезжую 1-ой Адмиралтейской части на Офицерской ул. (ныне ул. Декабристов)
был посажен под арест И.С. Тургенев, за напечатание некролога только что скончавшегося Н.В. Гоголя

("о таком писателе преступно отзываться столь восторженно", - заявили власти).
Много лет спустя, автор "Муму", написанной здесь, на съезжей, вспоминал об ужасном соседстве его комнаты с экзекуционной,
где секли присылаемых владельцами на съезжую провинившихся крепостных слуг.
Как рассказывает М. Стахович, Тургенев "принужден был с отвращением и содроганием слушать хлест и крики секомых".



Исключительной жестокостью в отношении своих слуг отличались женщины

"Нет более строгих в наказании своих слуг, как женщины
, - отметил Р. Бремнер. В семьях, где нет хозяина, исполнение этих обязанностей отнюдь не является синекурой. Нежными созданиями должны быть эти русские дамы".
"Приказывают ли они наказать неловкого слугу или виновную в небрежности прислужницу
, - записал французский литератор Ж.-Б. Мей, - они остаются совершенно бесчувственными к стонам своих жертв и, лишь больше раздражаясь, велят удвоить наказание только потому, что господам докучают мольбы наказываемых".

В "просвещенный век Екатерины II" в Сенате слушалось дело по обвинению петербургской губернской канцелярией вдовы тайного советника Ефремовой в истязании "дворовой девки" Осиповой. Ее секли батогами, по распоряжению Ефремовой, два артиллериста и барабанщик и Осипова "после того на другой день по утру умре". Правительствующий Сенат, однако, постановил: "за таковой в неумеренном наказании поступок предать ее Ефремову, церковному покаянию". Но и эта мера, показалась Сенату слишком суровой; посему, приняв во внимание высокое звание "осужденной", он определил повергнуть все дело "В высочайшее Ея Императорского Величества благоволeние, прося указа".

П.В. Долгоруков рассказывает, как однажды, в дни своей юности, он был приглашен на обед к жене воспитателя Александра I, фельдмаршала Н.И. Салтыкова. Садясь за стол, Долгоруков заметил, что все слуги наголо выстрижены. "Оказалось, что старая и злая фельдмаршальша, разгневавшись на своих слуг, приказала всех их наголo остричь. Это имело место в первых годах нашегo века; можно себе легко представить, - продолжает автор, - что творилось 60 или 80 лет до этого".
Долгоруков описывает, далее, один свои визит жене фельдмаршала Голицыной, на ее дачу на Петергофской дороге. "Ах, мои дорогой князь, - воскликнула она, - как я счастлива вас видеть; идет дождь, невозможно гулять, мужа моего нет, я умираю от скуки; я совсем не знала, что мне делать; я уж собралась сечь розгами своих калмыков".
- "Эта Голицына, - поясняет автор, - была одной из самых высокопоставленных дам двора; ее муж был фельдмаршалом, петербургским генерал-губернатором; она сама была урожденной княжной Гагариной, внучкой того князя Матвея, который намеревался стать полновластным владыкой Сибири; она была статс-дамой Екатерины II и сестрой близкого друга императрицы - графини Матюшкиной; в ее доме собиралось лучшее общество".

"Я не первый
, - записал свидетель конца царствования Екатерины, Массон, - кто заметил, что в России женщины вообще более злы, жестоки и грубы, чем мужчины: это происходит оттого, что они более невежественны, более суеверны. Они никогда не путешествуют, мало учатся, не работают".
Массон пишет также, что он видел в Петербурге одну крепостную, которой ее госпожа, какая-то княгиня (Козловская), разорвала пальцами рот до ушей.

Среди целого ряда подобных случаев выделяется своей исключительной жестокостью история некоей дворянки Рачинской, происшедшая в первых годах XIX века. Как рассказывает в своих мемуарах генерал А.М. Фадеев, дед С.Ю. Витте, в Петербурге проживала некая бедная вдова чиновника, дошедшая "до такой крайности, что была принуждена заложить свою крепостную девушку дворянке, девице Рачинской. Это Рачинская мучила девушку всякими истязаниями; однажды она ее тузила до того, что та свалилась без дыхания; обморок ли с нею сделался или лишилась жизни - неизвестно. Рачинская испугалась. Чтобы выпутаться из беды, она решила ее разрезать по частям и сжечь в печке. Надобно знать, что все это она делала сама, собственноручно, и начала с того, что распорола живот, вынула внутренности и бросила в печь, но так как печь не топилась, то, засунув тело под кровать, позвала слугу, приказала ему принести дров и затопить печь. Слуга принес дрова, начал класть, почувствовал какой-то странный запах, вгляделся, увидел кровь; положил, однако же, дрова, пошел будто за огнем и побежал дать знать полиции. Привели квартального, обыскали и нашли труп девушки под кроватью".

Прошли десятилетия, однако, нравы и обычаи русского дворянства отнюдь не изменились.
Палочный режим Николая I менее всего содействовал "смягчению нравов".
- "Светская женщина, - отметил Ф. Лакруа уже в николаевское время, - чей пленительный разговор, прекрасный вкус, разнообразные знания, тонкую элегантность, очевидную мягкость, мы имели возможность двадцать раз оценить, во время своей беседы с вами о литературе или искусствах, даст приказание высечь до крови одного из своих крепостных, совершившего кaкyю-либо весьма извинительную неловкость. Рассказывают о возмутительных жестокостях, совершенных одной из представительниц высшего дворянства; некоторым приписывают вещи, которые даже перо отказывается передать".

К сожалению, в анналах этой эпохи сохранилось мало документальных данных о "жестоких поступках" столичного дворянства. Наиболее ценные свидетельства, каковыми являлись судебные материалы того времени, до нас почти не дошли.
А. Любавский, в своей работе "Русские уголовные процессы", подробно описывает зарегистрированный в конце 50-х годов в Петербурге факт жесточайшего обращения жены майора А. Свечинской со своими крепостными. Она вырывала у своих слуг волосы, топтала людей ногами, била их так, что палки ломались.

И только теперь, из недавно опубликованных Центрархивом отчетов III Отделения стал документально известен ряд случаев жестокого обращения с крепостными в Петербурге. Между тем, до сведения шефа жандармов доходили, несомненно, лишь самые вопиющие факты "нарушения дворянами законов"; в свою очередь, III Отделение всеподданнейше докладывало лишь о случаях исключительного зверства, так как не в интересах жандармов было раскрывать пред Николаем I картину полного произвол а столичного дворянства. Вследствие этого материал, которым мы располагаем для освещения истинного положения петербургских крепостных, весьма ограничен.

В 1839-1842 гг. возникли дела по обвинению в жестоком обращении с крепостными чиновника управы благочиния Крузе и его жены, вдовы коллежского ассессора Винскевич, чиновника 9-го класса Аксенова и eгo жены, чиновника 7-го класса Григорьева.
В 1843 г. обнаружено было столь зверское отношение штаб-ротмистра Балясникова и его жены к "дворовой девке" Ефимовой, что, по высочайшему повелению, оба они были арестованы.
Тогда же возникли подобные дела об отставном полковнике Яхонтове, коллежском советнике Мартынове, надворном советнике Самойлове и др.
В 1857 г. был предан суду вице-директор департамента государственных имуществ Нефедьев, жестоко наказывавший своих крепостных розгами и бивший их "своеручно" палками.
В 1859 г. жена инженера, штабс-капитана Баранова, подозревая "девку Андрееву в краже и вынуждая ее в том сознание, посадила ее на горячую плиту".

"Правда, мы не находим среди помещиков того времени личности, подобной известной Салтычихе"
, говорит исследователь крепостного права В. Семевский, но некоторые факты заставляют думать, что способы истязаний крепостных - цепи, оковы, колодки, деревянные чурбаны, шейные рогатки, особые арестантские помещения, были распространены в то время более прежнего.
Наряду с "конскими кандалами", "личными сетками" (для пытки голодом), наложением сургучной печати на голое тело, выщипыванием бород, опаливанием лучиною волос на теле женщин, существовали также и барские забавы в виде качания дряхлых старух на высоких качелях, "пока старуха не обомрет", а затем и купания их в колодцах и прудах.
Бывало также, что старух раздевали и они, в таком виде, прислуживали господам при игре на биллиарде, держа в руках факелы "на подобие римских весталок".
__________________________________________________
Андрей Яцевич, "КРЕПОСТНОЙ ПЕТЕРБУРГ ПУШКИНСКОГО ВРЕМЕНИ", Глава 9 "РАБ И ДВОРЯНИН" (фрагмент)
http://www.agitclub.ru/hist/old/peterburg09.htm
виа: http://alvelen-society.livejournal.com/161123.html
Tags: гендер, жестокость, история, литерадуроведение, наказание, николай, раб, россия, слуга, социолухия, элита
Subscribe

Posts from This Journal “социолухия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments