Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Category:

Александр Пушкин - пара воинственных песнопений


"Бородинская Годовщина"
(1831)

Великий день Бородина
Мы братской тризной поминая,
Твердили: «Шли же племена,
Бедой России угрожая;

Не вся ль Европа тут была?
А чья звезда ее вела! ...

Но стали ж мы пятою твердой
И грудью приняли напор
Племен, послушных воле гордой,
И равен был неравный спор.

И что ж? Свой бедственный побег,
Кичась, они забыли ныне;
Забыли русской штык и снег,
Погребший славу их в пустыне.

Знакомый пир их манит вновь –
Хмельна для них славянов кровь!

Но тяжко будет им похмелье;
Но долог будет сон гостей
На тесном, хладном новоселье,
Под злаком северных полей!

Ступайте ж к нам: вас Русь зовет!
Но знайте, прошеные гости -
Уж Польша вас не поведет:
Через её шагнете кости!» ...

Сбылось – и в день Бородина
Вновь наши вторглись знамена

В проломы падшей вновь Варшавы;
И Польша, как бегущий полк,
Во прах бросает стяг кровавый –
И бунт раздавленный умолк...

В боренье падший - невредим;
Врагов мы в прахе не топтали;
Мы не напомним ныне им
Того, что старые скрижали

Хранят в преданиях немых;
Мы не сожжем Варшавы их!

Они народной Немезиды
Не узрят гневного лица
И не услышат песнь обиды
От лиры русского певца.

Но вы - мутители палат,
Легкоязычные витии,
Вы - черни бедственный набат,
Клеветники, враги России!

Что взяли вы?... Ужели Росс -
Больной, расслабленный колосс?

Ужели северная слава -
Пустая притча, лживый сон?
Скажите: скоро ль нам Варшава
Предпишет гордый свой закон?

Куда отдвинем строй твердынь?
За Буг, до Ворсклы, до Лимана?
За кем останется Волынь?
За кем - наследие Богдана?

Признав мятежные права,
От нас отторгнется ль Литва?

Наш Киев дряхлый, златоглавый,
Сей пращур русских городов,
Сроднит ли с буйною Варшавой
Святыню всех своих гробов?

Ваш бурный шум и хриплый крик
Смутили ль русского владыку?
Скажите, кто главой поник?
Кому венец: мечу иль крику?

Сильна ли Русь? Война, и мор,
И бунт, и внешних бурь напор

Ее, беснуясь, потрясали –
Смотрите ж: все стоит она!
А вкруг ее волненья пали –
И Польши участь решена...

Победа! сердцу сладкий час!
Россия! встань и возвышайся!
Греми, восторгов общий глас!..
Но тише, тише раздавайся

Вокруг одра, где он лежит,
Могучий мститель злых обид,

Кто покорил вершины Тавра,
Пред кем смирилась Эривань,
Кому суворовского лавра
Венок сплела тройная брань.

Восстав из гроба своего,
Суворов видит плен Варшавы;
Вострепетала тень его
От блеска им начатой славы!

Благословляет он, герой,
Твое страданье, твой покой,

Твоих сподвижников отвагу,
И весть триумфа твоего,
И с ней - летящего за Прагу
Младого внука своего!


(___ БИВАЧНО-ЗАДОРНАЯ___ ИСПОЛНЯЕТСЯ ГОЛОСОМ и В СТИЛЕ ВЫСОЦКОГО ___ - Х.Н.)

"Рефутация г-на Беранжера"*
(1827)

Ты помнишь ли, ах, ваше благородье,
Мусье француз, <говённый> капитан,
Как помнятся у нас в простонародье
Над нехристем победы россиян?

Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, <ебёна мать>?

А помнишь ли, как за горы Суворов
Перешагнув, напал на вас врасплох?
Как наш старик трепал вас, живодеров,
И вас давил на ноготке, как блох?

Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, <ебёна мать>?

А помнишь ли, как всю пригнал Европу
На нас одних ваш Бонапарт-буян?
Французам мы тогда надрали <жопу>,
Да и твою, <говённый> капитан!

Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, <ебёна мать>?

А помнишь ли, как царь ваш от угара
Вдруг одурел, как бубен гол и лыс,
Как на огне московского пожара
Вы жарили московских наших крыс?

Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, <ебёна мать>?

А помнишь ли, фальшивый песнопевец,
Ты, наш мороз среди родных снегов?
И батарей задорный подогревец,
Солдатской штык и петлю казаков?

Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, <ебёна мать>?

А помнишь ли, как были мы в Париже,
Где наш казак иль полковой наш поп
Морочил вас, к винцу подсев поближе,
И ваших жен похваливал <да ёб>?

Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, <ебёна мать>?

-----
* При жизни Пушкина напечатано не было; опубликовано лишь в 1861 г.
Возражение ("рефутация" – опровержение) известной бонапартистской песне
«T’en souviens-tu, disait un capitaine / ты помнишь, вопрошает капитан» - http://fr.wikipedia.org/wiki/Te_souviens-tu_%3F
которую Пушкин спародировал в духе грубоватой солдатской песни.
Пушкин ошибочно считал автором песни Беранже, однако она написана поэтом Дебро(вым :)
____________________________________________________________________________________
Пушкин А. С., "Россия! Встань и возвышайся!", Сост., отв. ред. О.А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, Родная страна, 2013. — 976 с.
http://www.rusinst.ru/docs/books/A.S.Pushkin-Rossiya_vstan_i_vozvyshaisya.pdf
Tags: бунт, европа, пенье, политолухия, польша, поэзия, пушкин, россия, суворов, турция, франция, хохляндия
Subscribe

Posts from This Journal “пушкин” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment