Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Categories:

Голова обвязана, кровь на рукаве... (как комиссары убили Колю Чортса)


Эксперты-криминалисты установили, что повреждения черепа Щорса были «нанесены пулей из огнестрельного нарезного оружия». Она вошла в затылок, а вышла в области темени.
И вот что самое главное: «Выстрел был произведен с близкого расстояния, предположительно 5‑10 шагов».

Следовательно, в Щорса стрелял некто, находившийся рядом, а вовсе не петлюровский пулеметчик, как это много раз воспроизведено в «канонических» книгах и художественном фильме. Неужели… кто‑то свой?

А теперь самое время обратиться к воспоминаниям очевидцев того боя - последнего для Николая Щорса.
_____________________________________________________________________________

1. командарм Иван Наумович Дубовой

В 1935 году свет увидел сборник «Легендарный начдив». Среди воспоминаний родных и друзей помещено свидетельство человека, на руках которого скончался Щорс, — свидетельство Ивана Дубового, помощника командующего войсками Киевского военного округа.
Дубовой сообщает:
«Вспоминается август 1919 года. Я был назначен заместителем командира дивизии Щорса. Это было под Коростенем. Тогда это был единственный плацдарм на Украине, где победно развевалось красное знамя. Мы были окружены врагами: с одной стороны — галицийско-петлюровские войска, с другой — деникинцы, с третьей — белополяки сжимали все туже и туже кольцо вокруг дивизии, которая к этому времени получила нумерацию 44‑й».
«Щорс и я приехали в Богунскую бригаду Бонгардта. В полк, которым командовал тов. Квятык (ныне командир-комиссар 17‑го корпуса). Подъехали мы к селу Белошицы, где в цепи лежали наши бойцы, готовясь к наступлению».
«Противник открыл сильный пулеметный огонь, — повествует Дубовой, — и особенно, помню, проявлял «лихость один пулемет у железнодорожной будки. Этот пулемет и заставил нас лечь, ибо пули буквально рыли землю около нас.
Kогда мы залегли, Щорс повернул ко мне голову и говорит.
— Ваня, смотри. Как пулеметчик метко стреляет.
После этого Щорс взял бинокль и начал смотреть туда, откуда шел пулеметный огонь. Но через мгновение бинокль выпал из рук Щорса, упал на землю, голова Щорса тоже. Я окликнул его:
— Николай!
Но он не отозвался. Тогда я подполз к нему и начал смотреть. Вижу, показалась кровь на затылке. Я снял с него фуражку — пуля попала в левый висок и вышла в затылок. Через пятнадцать минут Щорс, не приходя в сознание, умер у меня на руках».

Итак, мы видим, что человек, на руках которого умер Щорс, сознательно лжет, вводя читателей в заблуждение по поводу направления полета пули. Подобная вольная трактовка фактов заставляет задуматься.

Сам командарм 2‑го ранга Иван Дубовой был расстрелян в 1937 году по стандартному тогда обвинению в «измене родине».
Сборник «Легендарный начдив» оказался на полке спецхрана.
__________________________________________________________________

2. комкор Казимир Францевич Квятек

Из показаний Дубового мы получаем одно имя — комкор Квятык. Что известно о нем? Оказывается, кое‑что есть.
Николай Зенькович, исследователь, один из крупнейших специалистов по историческим загадкам потратил уйму времени на поиск печатных трудов бывшего командира Богунского полка.
Никаких следов.

И вдруг, когда, казалось, пропала последняя надежда, в подшивке украинской газеты «Коммунист» за март 1935 года упорный историк обнаружил небольшую заметку за подписью искомого лица.
Казимир Квятык пишет:
«30 августа на рассвете враг начал наступление на левый фланг фронта, охватывая Коростень… Штаб Богунского полка стоял тогда в Могильном. Я выехал на левый фланг в село Белошицу.
По телефону меня предупредили, что в штаб полка в с. Могильное прибыли начдив тов. Щорс, его заместитель тов. Дубовой и уполномоченный Реввоенсовета 12‑й армии тов. Танхиль-Танхилевич.
Я доложил по телефону обстановку… Через некоторое время тов. Щорс и сопровождавшие его подъехали к нам на передовую…
Мы залегли. Тов. Щорс поднял голову, взял бинокль, чтобы посмотреть. В этот момент в него попала вражеская пуля…»

Дело приобрело неожиданный оборот. Кроме Дубового, долгое время считавшегося единственным свидетелем гибели Щорса, рядом с ним оказываются еще двое.
__________________________________________________________________

3. комиссар Павел Самуилович Танхиль-Танхилевич

В марте 1989 года газета «Радянска Украiна» прямо указала на преступника, застрелившего Щорса с санкции Реввоенсовета 12‑й армии.
Авторам публикации удалось раздобыть кое‑какие сведения о нем. Танхиль-Танхилевич Павел Самуилович.
26 лет. Родом из Одессы. Щеголь. Закончил гимназию. Довольно сносно изъяснялся по‑французски и по‑немецки.
По некоторым данным имел уголовное прошлое, что, впрочем, не может вызывать удивления, т.к. в рядах большевиков в годы гражданской войны насчитывалось немало бывших уголовников.
Через 2 месяца после гибели Щорса он поспешно исчезает с Украины и объявляется на Южном фронте, уже в качестве старшего цензора-контролера Военно-цензурного отдела Реввоенсовета 10‑й армии.
Летом 1919 года стал политическим инспектором Реввоенсовета 12‑й армии.

Имя Танхиль-Танхилевича всплыло во второй половине 20-х годов в Прибалтике, где он, якобы, работал в эстонской контрразведке.
Впрочем о Танхиль-Танхилевиче есть и другие сведения, порождающие больше вопросов, чем ответов:
- Так, в некоторых украинских источниках со ссылкой на архивные материалы органов госбезопасности России говорится о том, что Танхиль-Танхилевич был родом из Царицына и в 1919-1920 годах работал в 10-й советской армии
- причем все это время находился в Царицыне и Армавире, после чего в мае 1920 года был арестован по подозрению в шпионаже
- затем отбывал срок в концлагере и после освобождения отправил на выселки (куда именно, неизвестно)
- Эти сведения, в свою очередь, прямо противоречат версии о нахождении Танхиль-Танхилевича в момент гибели Щорса в расположении 44-й дивизии
- Вместе с тем, высказывается мнение и о том, что документы о нахождении Танхиль-Танхилевича в год убийства Щорса при 10-й армии были изготовлены специально, для создания алиби на случай каких-либо обвинений
- любопытная деталь, которая может пролить свет на дальнейшую судьбу Танхилевича. В «Адресной книге русских коллекционеров» издания 1926 года содержится указание на некоего коллекционера-филателиста Павла Танхилевича, 33 лет от роду, проживающего в Саратове. Нельзя утверждать, что это именно тот самый Танхилевич.
__________________________________________________________________

4. генерал Сергей Иванович Петриковский (Петренко)

Расследование продолжила издававшаяся в Киеве «Рабочая газета». Она опубликовала прямо‑таки сенсационный материал — отрывки из написанных еще в 1962 году, но не напечатанных по соображениям советской цензуры, воспоминаний генерал-майора С. И. Петриковского (Петренко). В момент гибели Щорса он командовал Отдельной кавалерийской бригадой 44‑й армии — и тоже, оказывается, сопровождал начдива на передовую.
Петриковский (Петренко) пишет:
«30 августа Щорс, Дубовой, я и политинспектор из 12‑й армии собрались выехать в части вдоль фронта. Автомашина Щорса, кажется, ремонтировалась. Решили воспользоваться моей… Выехали 30 днем. Спереди Кассо (шофер) и я, на заднем сиденье — Щорс, Дубовой и политинспектор. На участке Богунской бригады Щорс решил задержаться. Договорились, что я на машине еду в Ушомир и оттуда посылаю машину за ними. И тогда они приедут в Ушомир в кавбригаду и захватят меня обратно в Коростень.

Приехав в Ушомир, я послал за ними машину, но через несколько минут по полевому телефону сообщили, что Щорс убит… Я поскакал верхом в Коростень, куда его повезли.

Шофер Кассо вез уже мертвого Щорса в Коростень. Кроме Дубового и медсестры, на машину нацеплялось много всякого народа, очевидно — командиры и бойцы.

Щорса я видел в его вагоне. Он лежал на диване, его голова была бессильно забинтована. Дубовой был почему‑то у меня в вагоне. Он производил впечатление человека возбужденного, несколько раз повторял, как произошла гибель Щорса, задумывался, подолгу смотрел в окно вагона. Его поведение тогда мне показалось нормальным для человека, рядом с которым внезапно убит его товарищ. Не понравилось только одно… Дубовой несколько раз начинал рассказывать, стараясь придать юмористической оттенок своему рассказу, как он услышал слова красноармейца, лежащего справа: «Какая это сволочь с ливорверта стреляет?..» Красноармейцу на голову упала стреляная гильза. Стрелял из браунинга политинспетор, по словам Дубового. Даже расставаясь на ночь, он мне вновь рассказал, как стрелял политинспектор по противнику на таком большом расстоянии…»

Генерал убежден, что выстрел, которым был убит Щорс, раздался после того, как артиллерия красных разнесла в щепки железнодорожную будку, за которой он находился.

«При стрельбе пулемета противника, — сообщает генерал, — возле Щорса легли Дубовой с одной стороны, с другой — политинспектор. Кто справа и кто слева — я еще не установил, но это уже не имеет существенного значения. Я все‑таки думаю, что стрелял политинспектор, а не Дубовой.
Но без содействия Дубового убийства не могло быть… Только опираясь на содействие власти в лице заместителя Щорса — Дубового, на поддержку РВС 12‑й армии, уголовник совершил этот террористический акт.

Я думаю, что Дубовой стал невольным соучастником, быть может, даже полагая, что это для пользы революции. Сколько таких случаев мы знаем!!!
Я знал Дубового, и не только по гражданской войне. Он мне казался человеком честным. Но он мне казался и слабовольным, без особых талантов. Его выдвигали, и он хотел выдвигаемым быть. Вот почему я думаю, что его сделали соучастниками. А у него не хватило мужества не допустить убийства.

Бинтовал голову мертвого Щорса тут же, на поле боя, лично сам Дубовой. Когда медсестра Богунского полка Розенблюм Анна Анатольевна (сейчас она живет в Москве) предложила перебинтовать аккуратнее, Дубовой ей не разрешил. По приказанию Дубового тело Щорса без медицинского освидетельствования отправлено для погребения… Дубовой не мог не знать, что пулевое «выходное» отверстие всегда больше, чем «входное».

__________________________________________________________________

5. комиссар Семён Иванович Аралов

Членом РВС 12‑й армии был Семен Аралов, доверенное лицо Троцкого. Он дважды хотел снять «неукротимого партизана» и «противника регулярных войск», каким называли Щорса, но побоялся бунта красноармейцев.

После инспекционной поездки к Щорсу, продолжавшейся не более трех часов, Семен Аралов обратился к Троцкому с убедительной просьбой подыскать нового начальника дивизии — только не из местных, ибо «украинцы» все как один «с кулацкими настроениями».

В ответной шифровке Троцкий приказал провести строгую чистку и освежение командного состава. Примирительная политика недопустима. Хороши любые меры. Начинать нужно «с головки».

Как и раньше, товарищ Аралов оправдал возложенное на него доверие. Щорс получил пулю в затылок. Если бы не отчаянное положение на фронте, то он мог бы вполне разделить участь командира полка А. С. Богунского, расстрелянного без решения трибунала между 27 и 31 июля 1919 года по приказу Троцкого.

По всему видно, Семен Аралов весьма ревностно относился к выполнению указаний своего грозного хозяина. В своей рукописи «На Украине 40 лет назад (1919)» он невольно проговорился: «К сожалению, упорство в личном поведении привело Щорса к преждевременной смерти». Конечно, имея в виду дисциплину.
__________________________________________________________________

6. нарком республики по военным и морским делам Николай Ильич Подвойский

Да, по поводу дисциплины. При реорганизации вооруженных сил Красной Украины дивизию Щорса предполагалось перебросить на Южный фронт.
На этом, в частности, настаивал нарком республики по военным и морским делам Подвойский.
Обосновывая свое предложение в докладной записке на имя председателя СНК Ульянова-Ленина от 15 июня, он подчеркивал:
что, побывав в частях 1‑й армии, находит "единственно боевой на этом фронте дивизию Щорса, в которую входят наиболее слаженные полки".
_________________________________________________________________
Щорс не был украинцем. У него белорусские корни.
Согласно семейному преданию, Щорс 4 года учился в Черниговском духовном училище, а затем в Полтавской духовной семинарии.
Как бы сложилась его судьба, стань он священником? Думаю, что финал был бы таким же.
_______________________________________________________________
Сергей Иванов, "Кровь на рукаве" - http://www.specnaz.ru/articles/169/8/1234.htm
О Щорсе - http://lemur59.ru/node/8857
Самарская могила Щорса - http://samsud.ru/blogs/hroniki-samarochki/tainy-mogily-n-a-schorsa.html
Дубовой - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%83%D0%B1%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9,_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%9D%D0%B0%D1%83%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
Петриковский (Петренко) - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
Аралов - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%80%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B2,_%D0%A1%D0%B5%D0%BC%D1%91%D0%BD_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Бонус: о турецком монументе Семёну Аралову
- http://hojja-nusreddin.livejournal.com/3254522.html
Tags: война, изьм, россия, скульптура, турция, убийство, хохляндия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments