Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Category:

русский поэт Парфений Уродивый (Иван Грозный)


...Царь не позволял людям судить себя:
- «Кто убо тя постави судию или владателя надо мною?
- Или ты даси ответ за душу мою в день Страшнаго суда?».
Но о собственном ответе на Страшном суде он, как человек, не мог не думать
- и покаянно взывал к Богу, именуя себя перед Ним «девой юродивой»

Надписание «Творение Парфения Уродивого» (вариант: «Уродивого Парфения») носят 2 произведения
:
1. "Послание к неизвестному против люторов",
опубликованное в 1886 г. архимандритом Леонидом (Кавелиным) в «Памятниках древней письменности и искусства» по рукописи № 423 библиотеки Уварова, бывш. собрание купца Царского (ныне ГИМ).
2. "Канон св. Архангелу Михаилу, грозному воеводе"
«хранителю души и тела, всем человеком посылаемому от Вседержителя Бога по вся души человеческие душу возвести к Господу, а тело земле предати.
Ты же, человече, не забывай смертного часа, по вся дни пой канон сей»
(на этот текст также указал архимандрит Леонид, исследовавший каноник XVII в.).

В 1911 г. Илья Александрович Шляпкин предположил, что «Парфений Уродивый» – псевдоним, принадлежащий Царю Иоанну IV Васильевичу Грозному
:
- «В Памятниках древней письменности ОЛДП за 1886 г. напечатано было <...> покойным архимандритом Леонидом (Кавелиным)
- «Послание к неизвестному против люторов – творение Парфения Уродивого».
- При ближайшем знакомстве с ним я увидел, что это не что иное, как
- ответ Царя Иоанна Васильевича Грозного Яну Роките (первые 12 слов Грозного).
- Парфению Уродивому принадлежит еще «Канон св. архангелу Михаилу, грозному воеводе»,
- что уже отметил архимандрит Леонид <...>
- Отсюда можно сделать вывод, что Парфений Уродивый – псевдоним Ивана Грозного
- иронически называвшего себя девственником (παρφένιος).
- Принадлежность Царю канона св. арх. Михаилу будет соответствовать авторству Грозного
- в послании-молитве к мощам Михаила Черниговского и боярина Федора и
- в стихирах Владимирской иконе Божией Матери, св. Петру митрополиту и Даниилу Переяславскому <...>, уже несомненно ему принадлежащих» [1].
- Предположение И.А. Шляпкина было впоследствии обосновано и подтверждено Д.С. Лихачевым [2]
- и в настоящее время является вполне доказанным.

Рассматривая вопрос о причинах, побудивших Иоанна IV писать под псевдонимом

- Д.С. Лихачев подчеркивает содержательные отличия «Послания к неизвестному против люторов» от «Ответа Яну Роките».
- Ответ датируется 1570 годом [3] и содержит обвинение последователей Лютера в допущении многоженства.
- В «Послании...» эта часть отсутствует.
- Апеллируя к тому, что в 1572 г. Иоанн IV получил разрешение Церкви на 4-й брак
- (с наложением епитимии и недозволением кому-либо из подданных царя следовать его примеру),
- Д.С. Лихачев полагает, что «Послание...» было создано не ранее этого времени и испытало на себе влияние указанных обстоятельств.
- «Как известно, Грозный считал нужным распространять свои сочинения «во все его Российское царство».
- Поэтому «Ответ царя Яну Роките» Грозный также стал распространять,
- но убрал всю ту часть, где он выступал против многоженства,
- а сам себя насмешливо называл «Парфением», т.е. девственником» [4].
- Исследователь полагает, что псевдоним был впервые употреблен именно в «Послании...» и
- впоследствии применен в надписании Канона.
- «Если Грозный принял имя Парфения Уродивого для «Послания неизвестному против люторов» после собора 1572 г.,
- то надо думать, что и другое свое сочинение – "Канон Ангелу Грозному Воеводе"
- он написал под именем того же Парфения вскоре же.

Вряд ли нужно предполагать, что Грозный писал "Канон Ангелу Грозному" в начале 80-х годов

- когда раскаяние в совершенных убийствах и страх смерти достигли у него апогея <...>
- Временем написания "Канона" и "Молитвы" мог быть тот же 1572 или 1573 год» [5].
- Исследователь указывает на сообщения о тяжелой болезни Иоанна IV после похода на Новгород (1572 гг.).
- «К 1572 г. обычно относится и «Завещание» Грозного, также отражающее его страх смерти» [6].
- Следует, однако, подчеркнуть, что всё построение носит характер гипотезы, и
- точный порядок написания «Послания...» и "Канона" нам неизвестен.

По мнению Д.С. Лихачева, "Канон Ангелу Грозному Воеводе" «в еще большей мере укрепляет мысль, что
имя Парфения придумано самим Грозным

- и скрывает те его произведения, которые ему по каким-либо соображениям не хотелось публично признавать своими» [7].
- Обоснование этого справедливого тезиса состоит в том, что, по утверждению исследователя,
- «черты жестокости «Ангелу Грозного Воеводы» необычайно сгущены в "Каноне"
- и Грозный сознавал его не совсем христианский характер» [8].

Подробный анализ "Канона Ангелу Грозному Воеводе" не является предметом настоящей штудии, однако необходимо отметить, что
факт негативного отношения к "Канону" нигде не засвидетельствован

- как самим Иоанном IV, так и его современниками и последующими поколениями.
- Если же сравнить этот "Канон" с такими текстами православной традиции, как
- «Канон покаянный» [9] или «Последование на разлучение души от тела»,
- вопрос о мнимом новаторстве Иоанна IV отпадает [10].
- Сходным образом, и в «Послании к неизвестному против люторов» трудно усмотреть что-либо столь предосудительное,
- что требовало бы решительного отказа автора «признавать эти произведения своими».
- Потому представляется, что в выводах Д.С. Лихачева о прагматике применения псевдонима
- наиболее важна мысль о нежелании (или невозможности) царя заявлять свое авторство «публично».

Предложенная И.А. Шляпкиным интерпретация псевдонима как насмешливого самообозначения стала традиционной

- [11]. Основания ее были заложены едва ли не самим носителем псевдонима:
- «Литературный маскарад был вполне в духе Грозного.
- Вспомним его челобитные, которые заключались униженными самопрозваниями:
- «Иванец Васильев со своими детишками с Иванцем да с Федорцем челом бьет»
- Вспомним также его послания от имени бояр» [12].
- Но самосознание Иоанна IV отнюдь не сводилось к примитивному скоморошеству.

По посланиям Царя всем памятны ошеломительно резкие переходы от иронии к глубокой и совершенно искренней серьезности

- «За его писаниями всегда стоит реальность <...>
- Можно подозревать Грозного иногда в лукавстве мыслей, иногда даже в подтасовке фактов, но
- самый тон его писем всегда искренен».
- И недаром Д.С. Лихачев заключает: «Это был поразительно талантливый человек» [13].

Вера Иоанна IV была не менее искренней

- Из посланий его можно видеть не только глубокую начитанность в Ветхом и Новом Завете,
- но и живую укорененность сознания в церковной традиции.
- В целом образ мыслей Грозного – образ мыслей православной Руси той эпохи,
- людям нового времени могущий показаться невероятным («нарочитым») или вообще остаться недоступным.

К примеру, какой ответный ход мысли может предполагать упоминание князем Курбским своего предка – князя Феодора Ростиславича?

- Иоанн IV отвечает буквально следующее:
- «О преподобном же Феодоре Ростиславиче воспомянул еси,
– сего аз на суд желательне приемлю, аще и сродник вам есть,
- понеже бо святии видят паче по смерти праведне сотворити,
- и видят меж нами и вами яже от начала и доднесь,
- и то убо праведно разсудят.
- И еже убо нашу царицу Анастасию, вами уподобляемую Евдоксе,
- како супротиво вашего желательного злаго немилосердного умышления и хотения
- святый преподобный князь Феодор Ростиславич, действом Святаго Духа, царицу нашу от врат смертных воздвиг?» [14]
- В этом ответе нет игры
- как нет ее в написанных Иоанном IV стихирах, тропарях, кондаке, молитвах, "Каноне Ангелу Грозному Воеводе" и Духовной грамоте [15].

Это дает основания полагать, что
область смысловых соотнесений избранного Иоанном IV псевдонима «Парфений Уродивый» не ограничивается профанным

- то есть только иронией.
- До сих пор исключительное внимание при интерпретации обращалось на имя «Парфений» – «девственный»,
- чем, собственно, интерпретация и ограничивалась.
- А.М. Панченко истолковал «Уродивый» как «юродивый»,
- сделав вывод, что «свои сочинения Грозный приписал юродивому» [16].
- Однако, как справедливо отмечает сам Панченко (см. ниже),
- юродивые в Древней Руси не имели ничего общего с книжностью и созданием богослужебных текстов.
- «Приписать свои сочинения юродивому», тем более если одно из этих сочинений – "Канон Ангелу"
-, равно как и представить себе юродивого (то есть «безумного», бродящего по улицам и т.д.), составляющего каноны,
- в ту эпоху было бы даже не странно, но просто невозможно.
- Кроме того, весьма важно, что в молитве при "Каноне Ангелу Грозному Воеводе" упоминаются святые покровители Иоанна IV
- св. пророк и Предтеча Креститель Господень Иоанн, св. пророк Илия, св. Никола Чудотворец и святые мученики Никита и Евпатий.
- По справке, полученной Д.С. Лихачевым от искусствоведа Т.В. Николаевой,
- изображения св. Иоанна Предтечи, свт. Николая Мирликийского и св. Никиты на вещах Иоанна Грозного «являются обычными» [17].
- Тем самым "Канон Ангелу Грозному Воеводе" сознательно и прочно (хотя и прикровенно) связывается Иоанном IV с собственной жизнью,
- а вовсе не передается «на руки» неизвестному юродивому.

Представляется, что смысл псевдонима «Парфений Уродивый» может быть вполне уяснен

- при одновременной расшифровке обоих частей псевдонима,
- т.e. при прочтении его как единого цельного высказывания.
- При этом следует учитывать основной смысл слова уродивый – «безумный, неразумный».
- Соединение содержательных элементов «Парфений» – «девственный, имеющий отношение к деве» и
- «Уродивый» – «безумный, неразумный» высекает неожиданную искру
- отсылку к евангельской притче о мудрых и неразумных девах (Мф. 25, 1-13)
- согласно славянскому переводу, «мудрых и юродивых».
- Тем самым псевдоним «Парфений Уродивый» оказывается покаянным обозначением пишущего как «девы юродивой»,
- не имеющей елея в светильнике и отверженной Женихом.

Показательно, что именно эта притча полностью и одной из первых приводится в Духовной грамоте Иоанна IV

- сразу после заповеди сыновьям о том, как надлежит любить Бога и исполнять Его заповеди,
- почему и предстает в Духовной неким личным исповеданием веры и упования:
- «Бога любите от всего сердца, и заповедь Его от всего сердца творите, елико ваша сила.
- Яко же речено бысть в Евангелии: «Уподобися Царствие Небесное 10-и девам,
- яже прияша светилники своя, изыдоша в сретение жениху,
- 5 же бе от них мудрых и 5 юродивых, иже приимши светилники своя, не взяша с собою елея,
- [мудрыя же] прияша елей в сосудех со светилники своими;
- коснящу же жениху, воздремаша вси, и спаша,
- в полунощи же вопль бысть: се жених грядет, исходите во сретение ему.
- Тогда воставше вся девы тыи, украсиша светильники своя,
- юродивыя же мудрым реша: дадите нам от масла вашего, яко светилницы наши угасают.
- Отвещаша же мудрыя: егда нам и вам не достанет, идите же паче к продающим и купите себе.
- Идущим же им купити, прииде жених, и готовыя внидоша с ним на браки и затворени быша двери.
- Последи же приидоша и протчии девы, глаголюще: Господи, Господи, отверзи нам.
- Он же отвещав, рече им: аминь, глаголю вам, [не вем вас, бдите убо],
- яко не весте дни и часа, в он же Сын Человеческии приидет» [18].

Не рассматривая всей традиции православного истолкования,
отметим отсылку к притчe о 10 девах (...) в "Великом Каноне" преп. Андрея Критского
:
- «Наг есмь чертога, наг есмь и брака, купно и вечери,
- светильник угасе, яко безъелейный, чертог заключися мне спящу <...> » [19].
- Покаянное самоуподобление Иоанна IV «деве юродивой» вполне отвечает духу и образности "Великого Канона".
- При этом необходимо подчеркнуть, что "Канон Ангелу Грозному Воеводе" – прежде всего покаянный.
- Ср.: «Прежде страшного и грознаго твоего, Ангеле, пришествия, умоли о мне грешнем о рабе твоем имрек.
- Возвести мне конец мой, да покаюся дел своих злых, да отрину от себе бремя греховное.
- Далече ми с тобою путешествати <...>» (песнь 1);
- «Святый Ангеле, посланниче Божий, дажь ми, Ангеле, час покаятися согрешении и отринути от себе бремя тяшкое <...>» (песнь 3) [20].
- Свою душу создатель Канона видит лишенной света и молит Ангела о просвещении:
- «Мудрый Ангеле и светлый, просвети ми мрачную мою душу своим светлым пришествием,
- да во свете теку в след тебе» (песнь 7) [21].
- Парадоксальным образом, Ангел Грозный Воевода, «смертоносный», «нещадный», «великий, мудрый хитрец»
- последняя (и первая в смертный час) надежда «убогой души», «грешнаго и злосмрадного».

Традиционное истолкование псевдонима «Парфений Уродивый» как иронического, шутовского, «игрового»

- закономерным образом приводит к нелестным и, в рамках данной интерпретации, вполне оправданным характеристикам его носителя.
- Естественные в таком случае инвективы обобщены А.М. Панченко:
- «В древнерусском рукописном наследии, как кажется, зафиксирован только один автор-юродивый — это Парфений Уродивый <...>
- Установлено, что Парфений Уродивый – это псевдоним Ивана Грозного.
- В статье Д.С. Лихачева, где обосновывается эта атрибуция, есть следующее любопытное для нашей темы рассуждение:
- «Искажения и глумления над христианским культом были типичны для Грозного.
- Демонстративно выставляя свою ортодоксальность во всех официальных случаях,
- он вместе с тем был склонен к кощунству, к высмеиванию этого же культа, к различного рода нарушениям религиозных запретов». [22]
- Нет сомнения, что самый выбор псевдонима был кощунством,
- и дело не только в этимологии имени Парфений («девственник»),
- но и в том, что свои сочинения Грозный приписал юродивому.

Вся агиография юродивых Православной Церкви недвусмысленно указывает

- что человек, пребывающий в юродстве, ни в коем случае не мог выступать на писательском поприще,
- ибо юродство — это уход из культуры.
- Если же Грозный имел в виду юродство в житейском смысле,
- то прозрачный оттенок кощунства не снимался:
- получалось, что церковное песнопение сочинил душевнобольной.

Грозный создал особую концепцию царской власти

- Царь как бы изоморфен Богу, царь ведет себя «аки Бог», и
- подданные не смеют обсуждать его поступки.
- Поэтому [23] «поведение Грозного – это юродство без святости, юродство, не санкционированное свыше,
- и тем самым это игра в юродство, пародия на него <...>
- Для тех современников, которые были свидетелями поведения Грозного, этот игровой элемент мог сниматься:
- для одних он мог ассоциироваться со стереотипами житийного мучителя или античного тирана,
- для других же – с колдуном, продавшим душу дьяволу и живущим в вывороченном мире.
- Оба таких «прочтения» переводили поведение Грозного из игрового в серьезный план» [24].
- Однако при истолковании псевдонима «Парфений Уродивый» как покаянного наименования себя «девой юродивой»
- вопрос о кощунстве снимается, а тема «шутовства» отходит на весьма дальний план.

Почему Иоанн IV счел нужным прибегнуть к псевдониму?

- Если для «Послания к неизвестному...» находится определенная прагматическая мотивировка,
- то в отношении Канона такой ясности нет.
- Казалось бы, каяться под собственным именем куда почетнее.
- Представляется, что в самом общем смысле ответ на эти недоумения содержится в пояснении Иоанна IV
- об «управлении в разных началех и властех» (первое послание Курбскому):
- «<...> Ино убо есть постническое пребывание, ино же во общем житии сожитие, ино же святительская власть, ино царское правление.
- Постническое пребывание – подобно агньцу, непротивну никому же, или яко птице,
- иже ни сеящу, ни жнущу, ни в житницу собирающу, во общем убо житии,
- аще и мiра отрекшимся, но обаче строения и попечения имеют, тако же наказание,
- аще ли сего невнимателни будут, то общее житие разорится;
- святительская же власть требует зельного запрещения языком,
- по благословней же вине и ярости, славы, и чести, и украшения, и председания, еже иноком неприлично;
- царскому же правлению – страха, и запрещения, и обуздания, и конечнейшаго запрещения по безумию злейших человек лукавых.
- Се убо разумей разньство постничеству, и общежительству, и святительству, и царству.
- И аще убо царю се прилично: аще биющему в ланиту обратити другую?
- Се убо совершеннейшая заповедь. Како же царство управити, аще сам без чести будет?» [25]

Понятия Иоанна IV о царском достоинстве могли не позволить ему подписывать своим царским именем Канон

- исполненный глубокого личного покаяния и живейших личных чувств.
- Это «Канон Ангелу Грозному, хранителю всех человеков, от Бога посланного по вся души человеческие»,
- что особо подчеркивается в самом тексте:
- «От Бога посланного страшнаго Воина, царем, и князем, и архиереем, и всем людем великое изменение от суетнаго века сего <...>» (песнь 6) [26].
- «Святый Ангеле, радуюся душою и трепещу рукою и показуя людем час разлучения души моей грешней от убогаго ми телеси.
- Святый Аньгеле, помолися о мне грешнем» (песнь 7) [27]

Kак разительно отличается это смиренное моление от гордого понятия о царстве

- воплощенного в иконе, созданной после победы под Казанью:
- «<...> Созерцательная икона «Оставление града, зде пребывающаго, и взыскание града Грядущаго»
- более известная как «Церковь воинствующая»
- По краю образа помещался текст мученичной стихиры
- Тут Церковь Воинствующая предводима не только Архистратигом,
- но и самим Иваном IV, верхом на белом коне
- Растянувшись на марше, священные полки движутся
- от горящего нечестивого града (Вавилона) в сторону Небесного Иерусалима

- Менее известно, что вся эта композиция в целом соотносилась как верхняя половина с московским изводом «Страшного Суда»,
- созданным мастерами митрополита Макария.
- На подобных иконах <...> Суд занимал нижнюю половину» [28].

"Канон Ангелу Грозному" знает одного «грознаго полченина» – св. Архангела Михаила

- «такова страшна и грозна смертоносна Ангела».
- Царь мчится за Архистратигом на белом коне
- a «Парфений Уродивый» умоляет: «Молю ти ся, страшный и грозный Посланниче Вышняго Царя, воевода,
- весело возриши на мя окаянного, да не ужаснуся твоего зрака и весело с тобою путешествую» [29].
- И хотя при рассмотрении композиции указанной иконы исследователь готов придти к выводу:
- «Получается, что одним судом судят воинов, а другим – простых верующих?
- Еще точнее: для первых Суда вовсе не существует, если они сподобились принять смерть под Спасовым знаменем...» [30],

B "Каноне Ангелу Грозному" явственно отражается иное осознание
,
- а именно – страх Суда и гибели [31].
- Создатель Канона ни в коей мере не ощущает себя выделенным из всех и тем более «уже спасенным».
- И, как можно видеть из приведенных выше строк послания к Курбскому,
- Иоанн IV думал не только о величии царства,
- но и о том, что зачастую соблюдение царского достоинства может означать несоблюдение «совершеннейшей заповеди».
- Иоанн IV искренно сознавал и открыто исповедовал себя грешником:
- «Аще бо и паче числа песка морскаго беззакония моя,
- но надеюся на милость благоутробия Божия:
- может пучиною милости Своея потопити беззакония моя»

Cознание же своего царственного достоинства позволяло ему

- напоминать в послании Курбскому о Моисее Боговидце и св. равноап. Константине:
- «Яко же ныне грешника мя суща, и блудника, и мучителя, помилова
- и Животворящим Своим Крестом Амалика и Максентия низложи».
- Иначе и не могло быть, ибо «крестоносной проходящий хоругвии и никая же бранная хитрость непотребна бысть,
- яко ж ни едина Русь, но и немцы, и Литва, и татарове, и многия языцы сведят <...>
- им же имя писать не хощу, понеже не моя победа, но Божия» [32]
- (точное и полное словесное соответствие иконе «Церковь Воинствующая»).

Потому Царь и не позволял людям судить себя
:
- «Кто убо тя постави судию или владателя надо мною?
- Или ты даси ответ за душу мою в день Страшнаго суда?» [33].
- Но о собственном ответе на Страшном суде он, как человек, не мог не думать
- и покаянно взывал к Богу, именуя себя перед Ним «девой юродивой».

_____________ СНОСКИ _________________________
[1] Шляпкин И.А., "Ермолай Прегрешный, новый писатель эпохи Грозного", Сергею Федоровичу Платонову ученики, друзья и почитатели. СПб, 1911. С. 554-555.
Ср.: Лихачев Д.С. "Канон и молитва Ангелу Грозному Воеводе Парфения Уродивого (Ивана Грозного)", Рукописное наследие Древней Руси (по материалам Пушкинского дома). Л., 1972. С. 10-12;
Царь Иоанн Васильевич Грозный. "Духовные песнопения и молитвословия", Сост. С.В. Фомин. М., 1999. С. 12-13.
[2] Лихачев Д.С. Указ. соч. С. 10-21.
[3] Ян Рокита был в Москве весной 1570 г. в свите польских послов Кротошевского и Тевлюта (Лихачев Д.С. Указ. соч. С. 13, прим. 17).
[4] Лихачев Д.С. Указ. соч. С. 13-14.
[5] Лихачев Д.С. Указ. соч. С. 17.
[6] Там же.
[7] Указ. соч. С. 15.
[8] Указ. соч. С. 19-20.
[9] Ср.: «Помысли, душе моя, горький час смерти и страшный суд Творца твоего и Бога: Ангели бо грознии поймут тя, душе, и в вечный огнь введут...»
- («Канон покаянный»).
[10] Хотя и не снимается вопрос об истинном вкладе гимнографа в эту традицию;
ср., например, обращение к Ангелу Грозному Воеводе в песни 4:
«Но весело и тихо напой мя смертною чашею» и другие отражения сквозного мотива «веселия в смерти».
Следует, однако, подчеркнуть, что утверждение Д.С. Лихачева характерно не для данного исследователя, но для определенного времени.
Ср. поиски «стригольнического духа» во Фроловской псалтири XIV в. на материале... славянского перевода Псалтири.
Об этом см.: Багдасаров Р.В., "Фроловская псалтирь и «стригольники»", Багдасаров Р.В., "За порогом", М., 2003. С. 42-46.
[11] Ср. ниже отсылки к работам Д.С. Лихачева, А.М. Панченко.
[12] Лихачев Д.С. Указ. соч. С. 14.
[13] Лихачев Д.С., "Стиль произведений Грозного и Курбского", Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Текст подг. Я.С. Лурье и Ю.Д. Рыков. Л., 1972. С. 187, 195.
[14] Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Л., 1972. С. 45 (Первое послание Грозного. 1-я пространная редакция).
[15] См.: Царь Иоанн Васильевич Грозный, "Духовные песнопения и молитвословия", Сост. С.В. Фомин. М., 1999.
[16] А.М. Панченко, "Смех как зрелище", Лихачев Д.С., Панченко А.М., Понырко Н.В. "Смех в Древней Руси", Л., 1984. С. 72-153.
[17] Лихачев Д.С., "Канон и молитва Ангелу Грозному Воеводе..." С. 16.
[18] Царь Иоанн Васильевич Грозный, "Духовные песнопения и молитвословия", Сост. С.В. Фомин. М., 1999. С. 127-128.
[19] В среду 1-й седмицы Великого поста. Песнь 4.
[20] "Канон Ангелу Грозному Воеводе", Публ. Д.С. Лихачева в указ. соч. С. 22-27.
Ср.: Царь Иоанн Васильевич Грозный, "Духовные песнопения и молитвословия", С. 96-112.
[21] Там же.
[22] Лихачев Д.С. Указ. соч. С. 20.
[23] А.М. Панченко ссылается на работу: Лотман Ю.М., Успенский Б.А., "Новые аспекты изучения культуры Древней Руси", Вопросы литературы. 1977. № 3. С. 164-165.
[24] А.М. Панченко, "Смех как зрелище", Лихачев Д.С., Панченко А.М., Понырко Н.В., "Смех в Древней Руси", Л., 1984. С. 72-153.
[25] Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Л., 1972. С. 24 (Первое послание Грозного. 1-я пространная редакция).
[26] "Канон Ангелу Грозному Воеводе", Публ. Д.С. Лихачева в указ. соч. С. 24.
Ср.: Царь Иоанн Васильевич Грозный, "Духовные песнопения и молитвословия", С. 104.
[27] "Канон Ангелу Грозному Воеводе", Публ. Д.С. Лихачева в указ. соч. С. 25.
Ср.: Царь Иоанн Васильевич Грозный, "Духовные песнопения и молитвословия", С. 106.
[28] Багдасаров Р.В., "Pеальность конца", Багдасаров Р.В., "За порогом", М., 2003. С. 145, 147.
[29] "Канон Ангелу Грозному Воеводе", Публ. Д.С. Лихачева в указ. соч. С. 23.
Ср.: Царь Иоанн Васильевич Грозный, "Духовные песнопения и молитвословия", С. 101.
[30] Багдасаров Р.В. Указ. соч. С. 147.
[31] В заключительной же молитве отчетливо запечатлен и страх перед земным:
«соблюди раба Божия в бедах и в скорбех и в печалех, на распутиях, на реках, и в пустынях, в ратех, в царех, и в князех, в вельможах, и в людех, и во всякой власти, и от всякой притчи <...>, от очию злых человек, и от напрасныя смерти, и от всякого зла <...>»).
Разумеется, победоносный Царь на белом коне, предводимый Архистратигом Михаилом, совершенно чужд подобному страху, и потому невозможно представить эту молитву с надписанием царского имени.
[32] Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Л., 1972. С. 103-104 (Второе послание Грозного Курбскому).
[33] Там же. С. 19 (Первое послание Грозного Курбскому, 1-я пространная редакция).
____________________________________________________________
Наталия Ганина, "Парфений Уродивый: к истолкованию псевдонима"
http://pravaya.ru/govern/391/518
Tags: дева, иоанн, история, литерадуроведение, наказание, поэзия, поэт, россия, уродство, царь
Subscribe

Posts from This Journal “иоанн” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments