Ходжа Н. (hojja_nusreddin) wrote,
Ходжа Н.
hojja_nusreddin

Categories:

Александра Маркс, "ПЕРСИДСКИЙ ПОЭТ СТАЛ САМЫМ ПОПУЛЯРНЫМ ПОЭТОМ АМЕРИКИ" ("Kрисчен Сайенс Монитор")

Эл Язмасиндаки, Портрет Руми
"Мне света зёрнышко посеяно внутри,
В душе горит.
Пока его моё питает естество,
Оно живо!"
-- Руми

В середине 1970-х годов, известный поэт Роберт Блай дал одному молодому коллеге книгу точных, но корявых, писаных угловатым языком 19 века, переводов средневекового исламского поэта-мистика – Джелалэддина Руми. «Выпусти эти поэмы из их клеток», сказал Блай Колману Барксу. И мистер Баркс взялся за работу, переписывая поэмы живым, певучим, разговорным американским белым стихом. Результаты потрясли многих.

Феномен

В стране, где даже поэты-лауреаты Пулитцеровской премии часто не могут продать 10,000 копий, переводы Баркса уже проданы тиражом более, чем 250,000 копий (на 1997 г.; к 2003 году тираж перевалил за 500,000 – Х.Н.)

Музыкальные записи поэм Руми попали в топ 20 на Биллборде. Пантеон Голливудских звёзд записывает альбомы любовных поэм Руми в переводах Баркса и гуру здорового образа жизни, Дипака Чопры, которые выходят ко Дню Св. Валентина и имеют бешеный успех. Если принять всё это во внимание, то явившийся к нам из 13 века персидский поэт стал самым популярным американским поэтом наших дней.
«Причина в совпадении нашего духовного голода с ростом антиклерикальных настроений», говорит Филлис Тикл, редактор отдела религии «Еженедельника Издателя». «Ну, и разумеется - это прекрасная поэзия.»

В течении семи веков поэмы Руми распевали по всему исламскому миру – от Индии до Испании – в Иране, Афганистане, Сирии, Турции и Египте. Руми экстатически и романтически поглощён Богом, воспевает божественную универсальность там, где он её находит - в человеческом сердце и в каждом человеке, в каждой вещи. Колман Баркс говорит: «Руми называет Бога Другом, Любимым и восхищается Божьим Присутствием в том, что мы называем внешней красотой - дождливом дне, группе друзей, совместно готовящих пищу, в седлаемом коне, в спящем ребёнке. Но все эти вещи, которые столь очевидно прекрасны сами по себе, находят отражение в нашей внутренней красоте – в том сокровище, которое Руми извлёк из себя в форме поэзии.»

Славное прошлое

Еще при жизни Руми почитали кроме мусульман, христиане, иудеи и буддисты, находившие в его творчестве корни собственных традиций. Это экстатическое, чувственное направление ислама хуже известно Западу, чем его жёсткий, воинственный фундаментализм.
«Руми давал такой выразительный голос свободе и универсальности человечества, что на протяжении веков разные культуры находили его своим», говорит профессор Карл Эрнст, глава кафедры изучения религии Университета штата Северная Каролина в Чапел Хилле. Некоторые сравнивают рост интереса к Руми с прежними вспышками подобного же интереса к таким фигурам исламской культуры, как Халиль Джибран для предыдущего поколения. Однако, профессор Эрнст с ними не согласен и считает, что феномен Руми намного значительнее.

Кто читает Руми?

Спектр очень широк – от изучающих ислам до энтузиастов йоги и Нью Эйдж. Колман Баркс сказал, что он сам не понимает этого феномена. По мнению Роберта Блая «Руми заполняет вакуум, оставленный в христианской культуре, когда гностики – христианские мистики – были дискредитированы, осуждены и уничтожены, как еретики лидерами ранней христианской общины. Этот экстатический импульс спонтанно проявлялся опять на протяжении веков то в лице св. Франциска Ассизского, то св. Терезы,то харизматических сект, например, Пятидесятников в США. Но мистическая традиция никогда не становилась в христианстве центральной и не принимала такого значения, как в традиции исламского суфизма.»

В свою эпоху Руми был своего рода поэтическим протестантом

Его поэзия, написанная на смеси языков, в основном на фарси, (но также и на арабском, греческом и турецком) очень ритмичная и тщательно зарифмованая, нарушала много литературных канонов той эпохи. Иногда поэмы были слишком длинны, иногда черезчур коротки. Его персонажи игривы, демонстрируют богатство эмоций, и иногда даже по-детски забываются в этой игре. Себя он сравнивает с фокусником создающим образы так же, как волшебник оживляет глиняные фигурки на ладони. «Он не пытается ОПИСЫВАТЬ мистическую любовь словами, он ДЕМОНСТРИРУЕТ её нам средствами языка», говорит Фатима Кешаварз – профессор персидского языка и литературы Университета Дж. Вашингтона из Сент Луиса, «Он отражает в языке свой личный духовный опыт. В исламском мире многие считают Руми святым.»

Что такое поэт-святой?

“Моё общение со святыми поэтами привело к тому, что они повлияли на самые глубинные пласты моей духовной и интеллектуальной жизни», говорит Дэниэл Ладинский, поэт из Южной Каролины, который много работает с переводами Хафиза, другого великого персидского поэта 14 века, тоже испытывающего бум популярности в США. Мистер Ладинский узнал об этих поэтах, когда жил в ашраме в Индии. «Руми и Хафиз обращаются к нашей глубокой потребности – вывести какой-то рациональный смысл из идеи Бога. У них я просто учусь общению с Тем, с Кем я вынужден постоянно жить вместе.»

О точности перевода

Эдди Уолбах, мать троих детей, живущая в Бостоне, начала читать персидских мистиков 10 лет назад. «Люди всё более жаждут духовной пищи», говорит миссис Уолбах. «Я не ищу изящных стишков, мне нужны слова Хозяина, Его Истина.»
В Европе 19 века двойственная природа поэзии Руми породила трения, когда британские учёные начали сухим, академическим языком дословно переводить идиомы и метафоры, которыми он пытался проиллюстрировать духовный опыт. «Они не претендовали на то, чтобы хоть сколько-нибудь выглядеть поэтами», говорит профессор Эрнст. Но миссис Уолбах предпочитает именно эти старые переводы.

Но есть и такие, кому буквализм кажется неуклюжим и труднодоступным читателю. Возьмём, например, поэта Колмана Баркса. Он не знает ни фарси, ни других языков на который писал Руми, но пользуется подстрочниками настоящих знатоков. Он не пытается воспроизвести ни ритма, ни рифмы Руми, предпочитая всему этому белый стих.

«Переводчики обязаны впускать в свои переводы общую культуру той эпохи, в которую творил автор. Впрочем, я полагаю, что [Баркс] делает достаточно хорошие интерпретации и сохраняет цвет и аромат Руми», говорит профессор Кешаварз. Но в определённых поэтических кругах, тот факт, что Баркс не знает фарси и работает с подстрочниками вызывает вопросы об аутентичности его переводов и их соответствии оригиналу.

Духовный наркотик?

«Большинству читателей Руми необходимо, как алкоголикам, быстро духовно опохмелиться», говорит Луиза Солано, владелица магазина «Поэтическая Книга» в Бостоне. «У них нет никакого интереса к другой поэзии, кроме Руми.» Для них встречи с Барксом во время одного из его регулярных туров по стране, которые он делает каждые два месяца, самое оно.
«Тут всё дело в его интеллектуальной честности и духовной глубине. Его правда течёт прямо из чистого, открытого сердца», говорит Джози Хэнлон из Бостона, которая недавно побывала на одном из шоу Баркса, сопровождавшемся традиционной суфийской музыкой и танцем.


Несомненная популярность

Но что бы кто ни думал о поэзии Руми, его популярность в США игнорировать невозможно. «Любопытно наблюдать, как тяга к Руми растёт параллельно росту политической конфронтации с исламским фундаментализмом», говорит профессор Эрнст. «Очевидно, что духовность Руми затрагивает самые глубокие фибры американской души».
____________________________________
Ноябрь 25, 1997
Оригинал: http://csmonitor.com/cgi-bin/durableRedirect.pl?/durable/1997/11/25/us/us.3.html
Английский оригинал в ЖЖ: http://www.livejournal.com/users/hojja_nusreddin/511441.html
Бонус - суфизм сегодня статья Уильяма Далримпла в Гардиан: http://www.livejournal.com/users/hojja_nusreddin/729835.html
Tags: rumi, американа, баркс, клетка, поэзия, руми, сми, феномен
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments