Tags: гарем

Иван Дурак

Шнобелевки за изучение секса


1. Не напрасными остались труды австрийских математиков
:
- обратившись к жизни марокканского султана Мулай Исмаила ибн Шерифа (1634 − 1727 гг.),
- имевшего 525 сыновей и
- 342 дочери,
- им удалось подсчитать частоту его занятий сексом!

2. Международная группа медиков награждена за поцелуи
:
- за всестороннее рассмотрение вопроса об их пользе и вреде.

______________________________________________________________________
http://www.nat-geo.ru/planet/793342-pokhodka-dinozavrov-seksualnaya-zhizn-sultana-i-drugie-shnobelevskie-otkrytiya-2015/
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D1%83%D0%BB%D0%B0%D0%B9_%D0%98%D1%81%D0%BC%D0%B0%D0%B8%D0%BB_%D0%B8%D0%B1%D0%BD_%D0%A8%D0%B5%D1%80%D0%B8%D1%84
Иван Дурак

был бы я падишах, этих бы не смог...

Гарем представляется европейцу этакой обителью молодых, томных красоток из арабских сказок «1000 и одна ночь».
Меж тем, фото гарема персицкого шаха Насреддина Каджара правившего на протяжении 47 лет с 1848 года, крушат сложившиеся стереотипы.

сначала сам бравый шах (летом)


Collapse )
Иван Дурак

В.И. Шеремет, "Сафьяновый портфель М.И. Кутузова" (гаремная дипломатия)

Одним из важнейших мероприятий правительства турецкого султана Селима III{1} после завершившего войну России и Турции 1787-1791 гг. Ясского мира было открытие чрезвычайных дипломатических представительств в ряде европейских столиц. Их главной задачей стал сбор международной информации, чтобы, как говорилось в одной турецкой инструкции, избегать односторонней ориентации Турции и предотвращать вмешательство держав при переговорах Высокой Порты с одной из них. В числе первых состоялся обмен чрезвычайными посольствами с Россией и Англией. Тем самым определились главные внешнеполитические ориентиры султана.
Collapse )
Иван Дурак

Бог говорил по-русски!


Мы привыкли к тому, что главный мировой язык — английский

- а наш родной русский только тем и занимался в последнее время,
- что заимствовал словечко оттуда, словечко отсюда.
- Но так ли это?
Collapse )
Иван Дурак

Ориана Фаллачи, "История вторжения ислама в Европу" (фрагмент)


Давайте бросим беглый взгляд на Историю ислама

- которую OOHовский г-н Додо
- (сменивший в должности изгнанного за неприятие антисемитизма Ананцо)
- хочет контролировать, а еще лучше - отменить и забыть.
Collapse )
Иван Дурак

Шарль Луи Монтескье, "Персидское письмо" (о гареме и рае)

"Во времена Шейх-Али-хана жила-была в Персии женщина по имени Зюлема.
Она знала наизусть весь святой Алкоран; она лучше любого дервиша изучила предания о святых пророках; она в совершенстве понимала смысл самых загадочных слов арабских ученых, и со всеми этими знаниями сочетался у нее живой и веселый ум, так что, когда она говорила, нельзя было догадаться, хочет ли она позабавить слушателя, или научить его чему-нибудь.
Collapse )
Иван Дурак

Григорий Померанц, "Ислам Орианы Фаллачи и ислам Петера Воге"

Гаремы владык были еще в Древнем Египте. Впоследствии они использовались для закрепления дипломатических соглашений и даже как живое штатное расписание. По индийским обычаям, царством правит раджа со своим родом. Если царство велико, то чиновник, назначенный на должность, посылает в гарем свою дочь или племянницу и таким образом устанавливается фиктивное родство. Численность гарема достигала до тысячи женщин, но ничего общего с борделем в этом не было.

Ограниченная полигамия, введенная Мохаммедом (до четырех жен), была альтернативой убийства новорожденных девочек.
В Китае и в Японии, где ислама не было, девочек продолжали убивать.

Для людей среднего достатка завести даже вторую жену – дело не простое и часто предпринимается только ради потомства, если первая жена бесплодна. Ранние браки, заключаемые без желания молодых, – тоже всеобщее явление.
__________________________________________________
http://magazines.russ.ru/vestnik/2006/18/po26.html
Иван Дурак

Антон Севрюгин (1830s - 1933), фотограф иранских шахов


was an official photographer of the Imperial Court of Iran whose commercial photography studio was one of the most successful in Tehran from the late 1870s to about 1934.
The images in this collection provide a rich visual documentation of the Qajar and early Pahlavi dynasties of Iran. The astonishing range of Antoin Sevruguin's photographs, and the prolific output of the studio, provides today's viewer with an important resource for examining the cultural histories and hierarchical elements of Iranian society. They assist the scholar in studying architectural sites that may have been damaged or destroyed, or are unavailable for first-hand investigation. Increasingly, the prints are valued for their artistic elents that may sometimes overshadow their documentary value. Most significantly, Sevruguin's images form part of an ongoing history that links a distant past and place to the present.
Collapse )