Tags: соловей

Руми

Руми, "ВСТРЕЧА"


Как сладостно забыть, поверь1,2,3,
Пред Ней и речь, и ум... Я – пуст,
Когда, приоткрывая дверь,
Ловлю улыбку милых уст.

Готов бокал воды живой4
Там кравчий каждому подать.
И шьёт Её любви портной
Одежды – каждому под стать.

Хмельной болтается фонтан,
Её очами5 опьянён.
И кружится хмельной платан,
Рассветным бризом увлечён.

И молит розу соловей:
«Мне сердце чистое открой!
Ведь мы одни среди ветвей,
Ночи укрытые чадрой!»


Но роза молвит: «Не мечтай,
Самовлюблённый соловей!
Прах эгоизма выметай6
Из сакли глиняной своей!»


Не суй раздвоенную нить7
В любви игольное ушко,
Пока концов соединить
Не сможешь – так оно узко!

Смотри, как Солнце в вышине,
Лаская милый лик Земной,
По горло в пурпурном огне
Парит над горною стеной!

* * *

Мусе горящий куст8 изрёк:
«Вступив в святую чистоту,
Сними сандалии, пророк!
И поднеси Меня ко рту,

Я – сладкая вода, Кевсар9,
Не бойся Моего огня,
Я – твой живительный нектар,
Пей вволю, душу опьяня!

Почёт тебе! Садись на трон,
Средь изобилия вокруг.
Рубиновый Мой кабошон,
Сияющий во тьме жемчуг!

Ты – дух безместия и мест!
Хоть мир просей сквозь решето,
Тебе в эпохе равных нет!
Творенья прочие – ничто!»

* * *

Любви чудесная рука
Способна лапу упыря
Преобразить, задев слегка,
В ладонь щедрейшего царя!

Так ты сумел безверья мир
Преобразить любви рукой,
Вернув ему ориентир,
И сделав веры мастерской!

Явясь впервые предо мной,
Ты пригласил меня на пир,
Дав пригубить душе больной
Из шахской чаши эликсир!

Как сердце ощущает смерть
В свиданья трепетный момент?
Как красная желтеет медь,
Почуяв пятый элемент?

Когда влюблённый пилигрим,
Бредущий с пикою в руке,
Как благородный бедуин,
Явился мне на большаке,

Спросил я: «Чем могу служить?»
Он мне ответил: «Подойди».
Тут сердце начало вопить:
«Беги!»
, а разум: «Погоди!»

Он, ласково кивнув главой,
Сказал: «Идите уж вдвоём»...
Когда однажды над тобой
Вдруг распахнётся окоём

И сквозь небесные врата
Опустится накрытый стол10,
Омой и руки, и уста –
Чтоб дух чесночный11 не подвёл!

Во глуби шахты соляной12,
Отбросив миску, коль влюблён,
Пей кубок с молнией хмельной,
И бунт вкушай, а не бульон13!

* * *

Сомкнуть уста пришла пора.
Пусть продолжает шепотком
Рассказ лампадка до утра
Воспламенённым язычком14...



Collapse )
Руми

Руми, "ВЕСЕННИЙ БРИЗ"


О душа, повеял вновь весенний бриз,
К саду розовому дланью потянись!

Шепчут лилия, тюльпан и асфодил:
- «Всё здесь вырастет, что ты б ни посадил!»


Дан бутону розы шлем из лепестков,
Как спасенье от уродливых шипов*.

Величается высокий кипарис,
Унизительно согнутый прежде вниз!

Жизни дух проник с водою в сад опять,
Ибо дан воде талант – одушевлять!

Приоткрыло омовенья волшебство
Красоту – благословение его!

Трепеща, лист к плоду тянется сказать:
- «Появляйся, хватит за ухом чесать!»


Виноград у фруктов сделался царём,
Ибо ствол его всех больше изнурён!

* * *

Что за мука – саду сердца моему
Погружаться в зим желания тюрьму!

Сердцем в небо путь ищи, душой – луну,
На земле найти возможно пыль одну!

Воскресай и омывайся той водой,
Что так красит щёки розы молодой!

Ветвь цветущая махнула: «Базилик,
Брось гордыню, предо мной склоняя лик!»


И пропел любимой розе соловей:
- «Я попал в силок красавицы моей!»
.

* * *

Роза молит: «Боже, власть не дай зиме,
Ведь сжимаюсь я от холода во тьме!»


Бог в ответ: «Как сок – эссенцию плодов,
Выжать, их не раздавив, не размолов?

Испытания, что шлёт капризный рок,
Чти, как жертвы, что на Мой кладёшь порог.

Ни о гузах** не горюй, ни о зиме,
Ни о чём, что не вмещается в уме.

Благодарность, благосклонность, благодать
Тем даю, кто научился горевать.

Жизнь дарую без предела и числа,
Ту забрав, что Мной расчислена была.

И вино Я беспохмельное - в раю,
Отобрав вино похмельное, налью!»
.

* * *

Разве могут знать виньетки так, как ты,
Отчего ты ими стал марать листы?

Тексту смыслы придаёшь, листы черня,
Но прочтёшь ли смысл нынешнего дня?

Что о дыме толковать? Взгляни на свет!
На луну Любимой – в небе ярче нет!

Ну, довольно, прискакал, слезай с конька;
Пусть Верховного помчит он Ездока!



___________________ Примечания ___________________
* Здесь у Руми игра слов: персидское слово «махфара / прощение, спасение» созвучно выражению «михфар-ат / твой шлем». – Прим. проф. Арберри.
** Гузы – тюрки-кочевники, вторгшиеся и разорившие Хорасан, родину Руми, в середине 12 века РХ. – Прим. проф. Арберри.



Диван Шамса Тебризи, # 3034

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
The original posting was made at http://hojja-nusreddin.dreamwidth.org/129233.html
Руми

Руми, "СОЛОВЬИ"


Закат; соловьи принимаются вновь
Рулады свои выводить про любовь.

Зачем воспевать им бутон да звезду,
Коль нас они видят в вечернем саду?

Зачем так стыдливы – от нас в двух шагах,
Но, в лица не глядя, поют о ногах?

Ведь те, кто на части кромсают любовь,
Исчезнут - ты к этому их подготовь.

* * *

Коль кликнет Гора, пред которой Кавказ –
Песчинка, рванутся все горы тотчас,

Ушами-пещерами слушая глас,
И эхом в ответ подтверждая приказ.

Навстречу помчат, от волненья дрожа,
Крутясь через головы на виражах.

* * *

Довольно! Молчанье! Во имя Её
Упьёмся дыханьем, забыв бытиё!

Коль тихими будем, как розы мои,
Тогда лишь решатся запеть соловьи.



Диван Шамса Тебризи, # 0944

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
The original posting was made at http://hojja-nusreddin.dreamwidth.org/72779.html
Руми

Руми, "МИГ ПОКОЯ", Диван Шамса Тебризи, # 2114

Иранская миниатюра, Любовники в Саду
На веранде ночной, миг покоя пия,
Двое телом, едины душой – ты и я.

Пьём цветов аромат и ноктюрн соловья,
Током времени вдаль уносясь, ты и я.

Звёзды смотрят на нас, мы же явствуем им,
Что такое быть лунным серпом молодым.

Так, лишившись себя, слились два бытия,
Безразличные к сплетням людским, ты и я.

Попугаи* в раю, сахарок свой жуя,
Нам завидуют – так веселы ты и я,

Свившись в форме одной здесь – на бренной земле,
И сливаясь в иной – в сладкой вечности мгле.


________________
* Попугай – в суфизме, боговдохновенная птица, способная прямо смотреть на солнце, символ души, заключённой в клетку тела. – Прим. перев. на русск. яз.


Диван Шамса Тебризи, # 2114

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
The original posting was made at http://hojja-nusreddin.dreamwidth.org/26984.html
Руми

Руми, "Жажда" (рифмованный перевод С. Сечивa)

 Суфийская Галерея Искусств, Кута, Бали, Индонезия, Танец Суфиев
1 [1]
Приоткрой мне свой огненный лик – я сады алых роз видеть жажду!
Приоткрой мне уста – твой язык в блеске сладостных рос видеть жажду!
2
Мига жду я, что солнце красы лик сквозь прорези туч мне покажет!
Миг сей годы я жду – не часы! Первый пламенный луч видеть жажду!
3
Коль призывно[2] ты в свой барабан, мой сокольничий, стукнешь однажды,
Полечу я домой, о Султан! Сесть тебе на запястие жажду!
3a [3]
Сладкий бриз, веет с луга Любви, что лежит за границей пейзажа,
Аромата душистой травы с Её луга томительно жажду!
4
Помню я, как ты гневно кричал: «Прочь отсюда! Замучал, сын вражий!»...
Всё б за крик тот сегодня отдал: «Прочь отсюда!» услышать я жажду!
5
Твой привратник был груб: «Про тебя не велят мне докладывать даже.»
Ныне я, твою ярость любя, эту гневную отповедь жажду!
6
Покрывает живых красота – словно пудрой златою помажет.
Мне же мало – ищу я пласта, целой шахты красы твоей жажду!
7
Небо воду равнинам дарит и потоки поят нашу пажить;
Мне ж всё мало, страдаю, как кит, я Оманских[4] глубин твоих жажду!
8
Стал я будто Иаков слепой[5] – «Ах, увы мне!» рыдаю и стражду!
Так увидеть тебя, дорогой, мой прекрасный Иосиф, я жажду!
9
Без тебя стал, Аллахом клянусь, этот город тюрьмою мне страшной!
Прочь отсюда – к вершинам я рвусь, по пустыням я странствовать жажду!
10
Довелось с слабодушными жить, как горька, ты, судьбы моей чаша!
Жажду я с Львом Аллаха[6] дружить, и с Рустамом[7] сражаться я жажду!
11
Тьме египетской нету конца! Фараон – в деспотическом раже!
Зреть сиянье лучей от лица Моисея – пророка я жажду!
12
Я устал от унылых, больных, от согбенных, измученных, падших!
Песен, воплей и рёва живых, опьяневших от счастия жажду!
13
Соловьём сладкозвучным в кустах распевать больше нету куражу,
Наложила печать на уста чья-то зависть! Раскрыть их я жажду!
14
Днём с огнём шейх по граду блуждал, преподав нам урок эпатажа:
- «От зверей и чертей я устал, отыскать человека я жажду!»

15
Говорили напрасно ему: «Безнадёжна такая пропажа!».
Отвечал он: «Ищу потому, что всегда Невозможного жажду!»
16
Хоть я беден, жемчуг для меня бесполезней, чем чёрная сажа.
Карнеол[8] нужен, полный огня, драгоценности этой я жажду!
17
Он так близок, что кажется зрим, оставаясь для смертных миражем!
Я, бредя, как слепой пилигрим, проявлений Незримого жажду!
18
Я давно уже преодолел всех желаний силки и виражи,
Сам себе я – последний предел; в элементы вернуться я жажду!
19
Пьян легендами веры мой слух, зренье трезвое тем будоража,
И страдает безвыходно дух, веры зримой отчаянно жажду!
20
Вижу: кубок сжимая рукой, я другой кудри милые глажу,
А вокруг нас майдан городской, там свободно кружиться я жажду!
21
Слышишь жалобно лютня поёт: «Я умру без тепла и массажу!
Что ж Усман[9] меня редко берёт? Пальцев, плектра, груди его жажду!»

22
Стал и я ныне лютней Любви! Так пускай мои струны увлажат
Слёзы счастья и капли крови! Я щипков Милосердного жажду!
23
Пусть теперь вам на лютне игрец сам поэму толково доскажет,
Соблюдая мой стиль под конец, ибо этого стиля я жажду!
24
Солнце Славы Тебриза! Когда на востоке Он лик свой покажет?
Я – удод[10] Соломона, всегда с Соломоном быть рядом я жажду!


______________________
1. Версия Николсона имеет ряд отличий. – Прим. проф. Арберри.
2. “воздух донёс” – у Николсона тут “Твоя любовь донесла”. – Прим. проф. Арберри.
3. Этот бейт содержится в манускрипте Честера Бетти. – Прим. проф. Арберри.
4. Оман – выход из Персидского Залива в Индийский Океан, здесь - символ глубоких Божественных Вод. – Прим. Ибрахима Гамарда.
5. Иаков, Иосиф – см. Коран 12 : 84. – Прим. Ибрахима Гамарда.
6. “Лев Аллаха” – эпитет Али, кузена, воспитанника и зятя пророка Мухаммеда, 4-го праведного халифа. – Прим. Ибрахима Гамарда.
7. Рустам – легендарный герой иранского эпоса (Дастан). – Прим. Ибрахима Гамарда.
8. Карнеол – кроваво-красный халцедон; древние народы Востока приписывали ему магические свойства: это камень солнца, впитавший в себя его энергию, амулет от смерти и болезней, открывающий сакральные тайны. – Прим. перев. на русск. яз.
9. Усман Шарафэддин Каввали – известный певец, современник Руми. См. Афлаки, с. 222. – Прим. Ибрахима Гамарда.
10. Удод и Соломон – кораническая (27 : 20 - 28) легенда: У. летал над Аравией в Йемен и вернувшись, рассказал С. о царице Савской, поклонявшейся Солнцу, а не Аллаху. С. послал с У. письмо к царице. – Прим. перев. на русск. яз.



Диван Шамса Тебризи # 0441, Арберри # 51, Николсон # 16, Эргин # 4/14
____________________________________
Другие версии перевода этой газели: http://hojja-nusreddin.livejournal.com/2681616.html
портрет

Евгений БЕРТЕЛЬС, "Зарождение суфийской литературы"

Мы переходим теперь к вопросу, ради более полного освещения которого нам и пришлось сделать этот обширный экскурс в область истории формирования идеологий мусульманского мира, а именно к вопросу о том, как суфийское движение оказалось связанным с литературой, преимущественно поэзией, и дало, таким образом, мировой литературе ряд бессмертных памятников.
Collapse )
портрет

М.Л. Рейснер, "Аллегорические мотивы в касыде Санаи «Молитва птиц»"

Тема поющих птиц, возвещающих приход весны, на которой строится касыда Санаи (1048 – между 1126 и 1193/94), имеет доисламские корни, поскольку развивалась она в рамках весенней календарной поэзии, тесно связанной с одним из двух великих сезонных праздников древнего Ирана – весенним новогодним праздником Ноурузом.
Названия птиц, перечисляемые в весенних касыдах, начиная с эпохи «Адама поэтов Ирана» Рудаки (860 - 941), составляли один из основных блоков сезонных слов, входивших в круг традиционной топики жанра ноурузийа.
Collapse )
портрет

Аннемари Шиммель, "ПАЛОМНИЧЕСТВО ПТИЦ - САНАИ И АТТАР" / Глава из книги "Мир исламского мистицизма"

По-видимому, персидская мистическая поэзия, в особенности дидактическая мистическая поэзия, ведет начало из восточной части Ирана. Одним из ранних ее центров был Герат, откуда Абдаллах-и Ансари возвестил своим "Мунаджат" о начале нового периода в развитии персидской религиозной литературы. Эти краткие молитвословия остались непревзойденными в молитвенной литературе благодаря стилистической простоте, легкости и плавности ритма текстов, предназначенных для долгих медитаций. Е.Э. Бертельс проследил развитие суфийской дидактической поэзии, к ранним этапам становления которой относится ряд произведений Ансари. Однако первым классиком этой поэзии стал - спустя полвека - соотечественник Ансари - Хаким Абу-л-Маджд Мадждуд Санаи (ум. ок. 1131).
Collapse )
Руми

Руми, "Как спасает упавшие звёзды трава?"

Раз спросил соловей: "В чём секрет волшебства –

Как спасает упавшие звёзды трава?"

- "Опьянев, ты не в розу, в травинку влюбился!

Ты так пьян, что твои захмелели слова!"



Рубайат # 1182
Руми

Руми, "Весной – сначала воют кошки, потом вступает соловей!"

В любви – кусаешь понемножку, но целый мир потом – трофей.

И виноградинка на ножке должна созреть среди ветвей –

Вина не выжать для гостей из твёрдой, кисловатой крошки.

Весной – сначала воют кошки, потом вступает соловей!



Рубайат # 1092